I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
16 августа. Строки грозных лет
I am
vazart
1941, 1942.


Когда гремел огонь войны гражданской,
Когда пылал над селами пожар,
Тогда с железной ротою курсантской
Нас в бой водил товарищ комиссар.
Шли москвичи, уральцы и балтийцы,
От их шагов гудела вся земля,
Их в бой вели бесстрашные партийцы,
Стальною волей красного Кремля.

Комиссар, нас с тобой
Побратал первый бой.
Нам повсюду победа близка,
Где нас в битву повел
Боевой наш орел,
Беззаветное сердце полка.

Когда нам враг неволей угрожая,
Грозит разрушить наши города,
Сынов на битву партия сзывает,
Чтоб дать отпор фашистам навсегда.
Тройным огнем ответив на удары,
Громя повсюду яростных врагов,
Опять ведут нас в битву комиссары,
Душа железных сталинских полков.

Комиссар, нас с тобой
Побратал первый бой.
Нам повсюду победа близка,
Где нас в битву повел
Боевой наш орел,
Беззаветное сердце полка.

Нам доверяет партия недаром,
Мы в бой недаром посланы вождем.
За командиром и за комиссаром
Сквозь все преграды с боем мы пройдем
Мы тучи все развеем с горизонта,
Победой славной кончим все бои.
Сойдутся вновь товарищи по фронту,
Чтоб вместе вспомнить подвиги свои.

Комиссар, нас с тобой
Побратал первый бой.
Нам повсюду победа близка,
Где нас в битву повел
Боевой наш орел,
Беззаветное сердце полка.


Константин Симонов, «Песня о комиссарах»,
16 августа 1941 года, газета "Красная звезда.


Из фронтового дневника Давида Самойлова за 1942 год:

16 августа. Я ем запрещенный виноград. Я кусаю сочную кисть и глотаю мягкие веточки. Я не гурман. Я не умею сосать по ягодке. Так во всем. Нужно объесться. И пусть это больше тебя не трогает.

Нас ждет дорога фронтовая,
Донские степи и Кавказ,
Нас ждет винтовка боевая.
Ребята, слушайте, приказ.

Не птичий свист в лесной долине,
А пуля свистнет у села.


Мы предлагаем за счастье самую дорогую цену – жизнь. Может быть, мы уплатим эту цену не получив ничего. Лишний довод в пользу того, что устройство мира не имеет ничего общего с коммерцией.
Родина? Она стала нашей судьбой. Мы думаем о себе; это и есть мысли о родине.





Весь край этот, милый навеки,
В стволах белокорых берез,
И эти студеные реки,
У плеса которых ты рос,

И темная роща, где свищут
Всю ночь напролет соловьи,
И липы на старом кладбище,
Где предки уснули твои,

И синий ласкающий воздух,
И крепкий загар на щеках,
И деды в андреевских звездах,
В высоких седых париках,

И рожь на нолях непочатых,
И эта хлеб-соль средь стола,
И псковских соборов стрельчатых
Причудливые купола,

И фрески Андрея Рублева
На темной церковной стене,
И звонкое русское слово,
И в чарочке пенник на дне,

И своды лабазов просторных,
Где в сене — раздолье мышам,
И эта — на ларчиках черных —
Кудрявая вязь палешан,

И дети, что мчатся, глазея,
По следу солдатских колонн,
И в старом полтавском музее
Полотнища шведских знамен,

И санки, чтоб вихрем летели!
И волка опасливый шаг,
И серьги вчерашней метели
У зябких осинок в ушах,

И ливни — такие косые,
Что в поле не видно ни зги,—
Запомни:
Всё это — Россия,
Которую топчут враги
.

16 августа 1942, «Родина», Дмитрий Кедрин.

?

Log in

No account? Create an account