I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
17 августа. Следы прошедших войн-2
I am
vazart
в стихах и дневниках прошлого века и нашего времени.

В убежище плакал ребенок,
И был нестерпимо высок,
И был раздирающе звонок
Подземный его голосок.

Не треском смешных погремушек,
Что нас забавляли, блестя, -
Отрывистым грохотом пушек
Земля повстречала дитя.

Затем ли живет он? Затем ли
На свет родила его мать,
Чтоб в яму, в могилу, под землю
Ребенка живым закопать?

Ему не забыть этой были:
Как выла сирена в ночи,
Как небо наотмашь рубили
Прожекторы, точно мечи.

Седой, через долгие годы
Он вспомнит: его увели
От бомб, что неслись с небосвода,
В глубокие недра земли.

И если он выживет - где бы
И как бы ни лег его путь, -
Он всюду, боящийся неба,
К земле будет голову гнуть.


17 августа 1941, «Плач», Дмитрий Кедрин.



Не в первый раз бойцам дышать
Горячим воздухом войны!
Все выше наши небеса —
Все выше потолок страны!
Проносит крылья ястребок,
Воспитанный в бою,
И патрулирует пилот
У неба на краю.

И там, где сокол пролетел,
Там падает металл,
И многих вражий батальон
В рядах не досчитал.
Не залечить стервятникам
Своих смертельных ран —
Для них страшнее слова нет,
Чем русское — таран!

На каждый вражеский налет
Недолог наш ответ,
И там, где Нестеров летал —
Там поражений нет!
И мчится дальше ястребок,
Врага испепеля.
Уверена в советском небе
Советская земля!

На горизонте — враг! Сигнал.
Навстречу — полный газ!
И там, где Сталин приказал —
Там выполнен приказ!
Не в первый раз бойцам дышать
Горячим воздухом войны!
Все выше наши небеса —
Все выше потолок страны!


Михаил Светлов, «Сталинским соколам»,
17 августа 1941 года, "Красная звезда".

__________________________________
ВЕРА ИНБЕР
1942:
17 августа. Мы оставили Майкоп.

__________________________________
ДАВИД САМОЙЛОВ
1942:
17 августа. Мы курим.
— Дай закурить.
— Оставь сорок.
— Тридцать.
— Дай дернуть.
— Дай бросить. — Так просят те, кто давно обнищал. Они берут самые маленькие окурки, которые пора бросать. Они обжигают губы.
— Семья велика! — отвечаю я. — Уже четверо «заявили» на мою папироску.
Я Жюль Ренар поневоле.
Двое ссорятся, употребляя фантастический мат, — предел идиотского воображения.
«Вырабатывают командный язык», — говорят остряки.
Мальчик, вы здешний или тутошний?


1943(после госпиталя):
17 августа. Горький.

Опять солдатские слова.
Что живы будем — не помрем.
Опять записаны права
Скрипучим писарским пером.
Опять походка рядовых
И черная людская лава.
И в этих муках родовых
В грязи родившаяся слава.


Перекур. Отрада солдатского сердца. Перекур на прощанье и при встрече. С радости и с горя. Перекур после минувшего несчастья и перед грядущей бедой. Молчаливый перекур. И даже если на смерть собирается русский солдат, сперва перекурит неторопливо с друзьями. Потом встанет, наденет мешок, протрет рукавом затуманенный штык — и пойдет.
Ночной вокзал. Редкие огни. Крутая перспектива черных составов. Лиловая мгла и лиловый дым маневровых паровозов.


***

Война ещё какая чародейка:
истошный крик, долбясь о створки век,
рождает эхо в форме человека,
и надевает форму человек.

Война ещё какая озорница, -
оставив двор и флаг прибив к колу,
не за границей сыщешь заграницу,
а у себя за поясом в тылу.

Война наступит - хлебушка посеет,
достанет всем, не спрашивай, при ком,
так поскребет по полкам да сусекам,
что шарик станет круглым колобком.


17 августа 2016 года
, Михаил Свищёв

?

Log in

No account? Create an account