I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
16 сентября. Тени былых поколений-3
I am
vazart
Здесь пойдёт речь о полениях, засстигнутых Второй Мировой войной.

24 августа 1939 года польский поэт Константы Галчинский получает мобилизационную повестку. 1 сентября с вторжением Германии в Польшу начинается отсчет дней Второй мировой войны. 17 сентября поэт попадает в плен, но его другу удаётся передать жене Галчинского послание, в котором была и  «Песнь о солдатах с Вестерплятте» с датой - 16 сентября:

PIEŚŃ O ŻOŁNIERZACH
Z WESTERPLATTE


Kiedy się wypełniły dni
i przyszło zginąć latem,
prosto do nieba czwórkami szli
żołnierze z Westarplatte.

(A lato było piękne tego roku).

I tak śpiewali: Ach, to nic,
że tak bolały rany,
bo jakże słodko teraz iść
na te niebiańskie polany.

(A na ziemi tego roku było tyle wrzosu na bukiety.)

W Gdańsku staliśmy tak jak mur,
gwiżdżąc na szwabską armatę,
teraz wznosimy się wśród chmur,
żołnierze z Westerplatte.

I ci, co dobry mają wzrok
i słuch, słyszeli pono,
jak dudnił w chmurach równy krok
Morskiego Batalionu.

I śpiew słyszano taki: — By
słoneczny czas wyzyskać,
będziemy grzać się w ciepłe dni
na rajskich wrzosowiskach.

Lecz gdy wiatr zimny będzie dął
i smutek krążył światem,
w środek Warszawy spłyniemy w dół,
żołnierze z Westerplatte.


16.09.1939

Давид Самойлов перевел эти стихи так:


Когда пришли лихие дни
и сгинули солдаты,
на небо строем пошли они,
солдаты с Вестерплятте.

(А в том году было чудесное лето.)

И пели так: - Для нас пустяк,
что ранены сегодня,
зато легко, чеканя шаг,
идти в луга господни.

(А на земле в том году была уйма вереску для букетов.)

Стояли в Гданьске мы стеной,
покуда не были смяты,
теперь восходим в мир иной,
солдаты в Вестерплятте.

И тот, кто взор и слух напряг,
услышит отдаленно
в высоких тучах мерный шаг
Морского батальона.

А мы поем: - Превыше туч
живем, на солнце греясь,
пойдем гулять средь райских кущ,
ломая райский вереск.

Но если будет в дни зимы
земля тоской объята,
опять придем в Варшаву мы,
солдаты с Вестерплятте.



Музыку к песне тоже написали, есть несколько вариантов, но понравился этот:


Теперь стихи русского поэта-фронтовика:

Горят города на пути этих полчищ,
Разрушены села, потоптана рожь.
И всюду поспешно и жадно, по-волчьи
Творят эти люди разбой и грабеж.

Но разве ж то люди? Никто не поверит
При встрече с одетым в мундиры зверьем.
Они и едят не как люди — как звери,
Парную свинину глотая сырьем.

У них и повадка совсем не людская.
Скажите, способен ли кто из людей
Пытать старика, на веревке таская,
Насиловать мать на глазах у детей?

Вы чтите войну... Но и в деле кровавом
Сложились за сотни и тысячи лет
Людские понятия чести и славы,
Обычай, закон. — Ничего у вас нет.

Вы чтите войну, и на поприще этом
Такими вас видим, какие вы есть:
Прикалывать раненых, жечь лазареты
Да школы бомбить — ваших воинов честь.

Узнали мы вас за недолгие сроки
И поняли, что вас на битву ведет,
Холодных, довольных, тупых и жестоких,
Но смирных и кротких, как худо придет.

И ты, что сидишь без ремня предо мною,
Ладошкой себя ударяющий в грудь,
Сующий мне карточку сына с женою,
Ты думаешь, я тебе верю? Ничуть!

Мне видятся женщин с ребятами лица,
Когда вы стреляли на площади в них.
Их кровь — на оборванных в спешке петлицах,
На бледных и потных ладонях твоих.

Ты, серый от пепла сожженных селений,
Над жизнью распластавший тень своих крыл,
Ты, ждавший, что мы поползем на коленях, —
Не ужас, но ярость ты в нас пробудил.

Мы будем вас бить все сильней час от часу
Штыком и снарядом, ножом и дубьем,
Мы будем вас жечь и глушить вас фугасом, —
Мы рот вам землею советской забьем!


Александр Твардовский. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.
16 сентября 1941 года, "Мы час от часу будем бить сильней!", газета "Известия".(текст взят у 0gnev)



А это стихи молодого поэта, войну не заставшего, но помнящего о её героях:


     Снова к горлу приставив штык,
      Продолжает фашист допрос.
      Снова в этот жестокий миг,
      Стиснув зубы, молчит матрос!
      Скрывший волей жестокость мук
      Взгляд лишь ненависть означал,
      И, не выдержав взгляда, вдруг: -
      Сжечь его! - фашист закричал.
      Злые тени сползали с крыш,
      Мгла моталась во все края.
      Гневный голос прорезал тишь: -
      Отомстите... друзья!
      И когда моряки в село
      Ворвались сквозь огонь и смерть,
      О, как яростно и тяжело
      На врагов обрушилась месть!
      Горько было: погиб герой.
      И по-воински как с родным,
      С обнаженною головой
      Каждый молча простился с ним.
      Все друзьям рассказал о нем
      Лучше слов и любых примет
      Обожженный с краев огнем
      Комсомольский его билет!
      Над могилою у берез,
      Где так ласков русский пейзаж,
      Баянист, не скрывая слез,
      Сыграл похоронный марш!
      А когда, будто кровь с земли,
      Встало утро в красных лучах,
      Моряки из села ушли
      С пулеметами на плечах.
      Плакал ветер над пеплом нив,
      А матросы спешили в бой
      С гневным сердцем. Каждый
                                                          из них
      Был таким же, как тот герой.


Николай Рубцов, «Герой», опубликовано в газете “На страже Заполярья”, Североморск, от 16 сентября 1958 года.



?

Log in

No account? Create an account