I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
24 сентября, Двадцатый век, вторая половина
I am
vazart
здесь - редкие в моем архиве стихи 50-х годов.

Моя любимая приедет,
меня руками обоймет,
все изменения приметит,
все опасения поймет.

Из черных струй, из мглы кромешной,
забыв захлопнуть дверь такси,
взбежит по ветхому крылечку
в жару от счастья и тоски.

Вбежит промокшая, без стука,
руками голову возьмет,
и шубка синяя со стула
счастливо на пол соскользнет...


24 сентября 1956, Евгений Евтушенко.


А вот два стихотворения Булата Окуджавы, которые впервые были опубликованы 24 сентября 1959 года в газете "Московский литератор" ( надо же - была такая газета!):


                                                        А. Шуб

Нева Петровна, возле вас — всё львы.
Они вас охраняют молчаливо.
Я с женщинами не бывал счастливым,
вы — первая. Я чувствую, что — вы.

Послушайте, не ускоряйте бег,
банальным славословьем вас не трону:
ведь я не экскурсант, Нева Петровна,
я просто одинокий человек.

Мы снова рядом. Как я к вам привык!
Я всматриваюсь в ваших глаз глубины.
Я знаю: вас великие любили,
да вы не выбирали, кто велик.

Бывало, вы идете на проспект,
не вслушиваясь в титулы и званья,
а мраморные львы — рысцой за вами
и ваших глаз запоминают свет.

И я, бывало, к тем глазам нагнусь
и отражусь в их океане синем
таким счастливым, молодым и сильным...
Так отчего, скажите, ваша грусть?

Пусть говорят, что прошлое не в счет.
Но волны набегают, берег точат,
и ваше платье цвета белой ночи
мне третий век забыться не дает.


1957, Булат Окуджава.


Много ли нужно человеку,
идущему по земле?
Веселая дорога, брод через реку,
да картофель
             в неостывшей золе,
да ночного леса упрямый
                                   рокот,
да совиный окрик:
                     «Холодей!»
Я ходил газетчиком
                            по всяким дорогам,
я встречал всяких
                            людей.
И бывало:
                     огонек сквозь ставни,
молчаливое напутствие
                                 чьего-то лица.
«До свиданья, хозяйка»...
                            И идешь, странник,
и нет твоей дороге
                                конца.
А с тобою за калитку тянется
за околицу —
                       далеко-далеко —
женское распевное
                              «до свиданьица»,
теплое,
                     как парное молоко.
Вот пойдет оно с тобой
                              сквозь ельник колкий,
завьется, как в половодье
                                           ручей,
то почудится на гостиничной койке,
то согреет на попутном
                                        лихаче.
Всё пройдет, а оно останется,
всё утихнет, а оно —
                                        нет...
«До свиданьица,
                            до свиданьица» —
до конца твоих лет
вослед.

<1959>, Булат Окуджава, при первой публикации в газете «Московский литератор» было названо «Огонёк».

?

Log in

No account? Create an account