I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
28 сентября. Двадцатый век, вторая половина
I am
vazart
Время цедя сквозь тысячи книг,
Что прочитал ты и вновь читаешь,
Так странно думать, что ты – старик
И ничего уже не ожидаешь.

И не всё ли равно, что сказал Платон
И какие глубины в интегралах Эйнштейна?
Вот на креслах – видишь? – протерся кретон,
И к обеду тебе не достали портвейна!

Да! Большим негодяем был этот король!..
Да! В прелестной каретке ездила фея!..
Как хорошо, что зубную боль
Можно лечить отваром шалфея.

Нет, не волнуйся, никуда не спеши;
За окнами – дождик; тучи нависли...
О, это выветривание души,
О, эти каверны воли и мысли!


28.IX.1955, Георгий Шенгели, «Коррозия».



                                  К. Ваншенкину
           
Был наш вагон похож на табор.
В нём были возгласы крепки.
Набивши сеном левый тамбур,
как боги, спали моряки.
Марусей кто-то бредил тихо.
Котенок рыжий щи хлебал.
Учили сумрачного типа,
чтоб никогда не мухлевал.
Я был тогда не чужд рисовки
и стал известен тем кругам
благодаря своим высоким
американским сапогам.
То тот,
           то этот брал под локоть,
прося продать,
                     но я опять
лишь разрешал по ним похлопать,
по их подошвам постучать.
Но подо мной,
                     куда-то в Еткуль,
с густой копной на голове,
парнишка,
           мой ровесник,
                               ехал,
босой, в огромных галифе.
И что с того, что я обутый,
а он босой,—
                     ну что с того! —
но я старался почему-то
глядеть поменьше на него...
Не помню я,
                     в каком уж месте
стоял наш поезд пять минут.
Был весь вагон разбужен вестью:
Братишки!
                     Что-то выдают!»
Спросонок тупо все ругая,
хотел надеть я сапоги,
но кто-то крикнул, пробегая:
«Ты опоздаешь!
                               Так беги!»
Я побежал,
                     но в страшном гаме
у станционного ларька
вдали
           с моими сапогами
того увидел паренька.
За вором я понесся бурей.
Я был в могучем гневе прав.
Я прыгал с буфера на буфер,
штаны о что-то разодрав.
Я гнался, гнался что есть мочи.
Его к вагону я прижал.
Он сапоги мне отдал молча,
заплакал вдруг и побежал.
И я
           в каком-то потрясенье
глядел, глядел сквозь дождь косой,
как по земле сырой,
                                         осенней
бежал он,
                     плачущий,
                                         босой...
Потом внушительный, портфельный
вагона главный старожил
новосибирского портвейна
мне полстакана предложил.
Штаны мне девушки латали,
твердя, что это не беда,
а за окном
           то вверх взлетали,
то вниз ныряли
                     провода...


28 сентября 1955 года.

У Ваншенкина я учился скрупулезности крошечных слагаемых большого мира.


Евгений Евтушенко,  «Сапоги», источник текста: «Стихотворения : избранное.  Евгений Евтушенко» Москва : Издательство «Э», 2016.


Не убрать мне ладони со лба
За листвой тополиною —
Не кружит ли опять ворожба
Над речною долиною?

Не растет ли вон там, за холмом,
Что-то слишком уж странное,
Чтобы стать безымянным письмом,
Пеленою туманною?

Что-то слишком уж грустное там,
В отдалении, чудится,
Чтобы взять да идти по пятам
За таким, что не сбудется.

Что-то путь покороче найти
К пониманью пытается —
И, уже добираясь почти,
С подсознаньем встречается.

Не отнять этой тайны у нас,
Не прочесть этой повести
О таком, что, смущая подчас,
У живущих на совести.


28 сентября 1996 года, Владимир Алейников.

?

Log in

No account? Create an account