I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
30 сентября. В газете, на плакате, в блокноте
I am
vazart
стихи военных лет.

Боец, не для мирного тыла
На площади ты присягал.
Страна не для мира вручила
Тебе смертоносный металл.

Теперь это время приспело,
Настала година войны.
Враг топчет и душу и тело
Великой советской страны.

Железным своим полукружьем
Сжимает Кавказский хребет.
Боец, не забудь, что оружье
Тебе вручено для побед.

Отчизна тебя призывает
Стоять за свои рубежи.
Чтоб множилась сталь боевая
На золото русской души.

Чтоб был ты в бою и в походе —
Суворовский истый солдат.
В твоем боевом обиходе
Чтоб не было слова «назад».

Вперед! Чтоб не знала преграды
Советская доблесть бойца.
Чтоб стали поля Сталинграда
Для немцев началом конца.


«Вперёд!», Вера Инбер. Ленинград.
30 сентября 1942 года, газета "Правда". В этот же день Вера Инбер сделала запись в своём дневнике:

30 сентября. Пришла пешком из Союза писателей. Опять золотая осень, как в прошлом году. Опять И. Д., как прошлой зимой, умучен делами и трудностями.
Наша артиллерия не умолкает. Сплошной далекий гул. В Сталинграде это показалось бы райской тишиной.
Со Сталинградом тяжко. О Синявине ни слова. Сводка молчит: только слышен голос нашей артиллерии.
Все мне кажется, что скоро с Ленинградом будет нечто страшное. Все окончится хорошо, но будет страшно.
Наши две комнаты на кафедре «микробиологии», устроенные так уютно… как бы все это не разлетелось на микрочасти.
Сегодня к нам в больницу привезли новых раненых. Откуда — неизвестно.


Самуил Маршак в военные годы регулярно печатался в главной газете страны, а еще у него была работа плакатного стихотворчества в "Окнах ТАСС".


Из рук не выпуская спиц,
Спешит старуха-мать
Побольше мягких рукавиц
Для мальчиков связать.
Вдали от теплого жилья,
Там, где гудит метель,
Ночуют наши сыновья,
Закутавшись в шинель.


Самуил Маршак, "Подарки бойцам. <Плакат>", впервые в "Окнах ТАСС", 1942, № 562, 30 сентября, под названием "Мать".





В конце сентября 1943 года поэт Арсений Тарковский получает кратковременный отпуск - поощрение за боевые заслуги. 3 октября, в день рождения дочери, поэт приезжает в Переделкино, где после долгой разлуки он видится со своими родными, к тому времени вернувшимися из эвакуации.

Четыре дня мне ехать до Москвы.
И дождь, и грязь, да поезжай в объезд,
А там, в пучках измызганной травы,
Торчит березовый немецкий крест.

Судьба, куда ты немца занесла,
Зачем его швырнула как мешок,
У старого орловского села,
Что, может быть, он сам недавно жег?

Так, через эти чуждые гробы,
Колеса наши пролагают след.
А что нет дела немцу до судьбы,
То и судьбе до немца дела нет.


30.09.1943, поезд, между Сухиничами и Калугой. Арсений Тарковский.


?

Log in

No account? Create an account