I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
3 октября. В день рождения Есенина
I am
vazart
нашел еще одно ( первое - здесь) стихотворение поэта, датированное днем рождения последнего года жизни:

Голубая кофта. Синие глаза.
Никакой я правды милой не сказал.

Милая спросила: «Крутит ли метель?
Затопить бы печку, постелить постель».

Я ответил милой: «Нынче с высоты
Кто-то осыпает белые цветы.

Затопи ты печку, постели постель,
У меня на сердце без тебя метель».


3 октября 1925, Сергей Есенин.


А теперь два письма Есенину. Первое - звуковое.



Поэты русские,
         друг друга мы браним —
Парнас российский дрязгами засеян.
но все мы чем-то связаны одним:
любой из нас хоть чуточку Есенин.
И я — Есенин,
         но совсем иной.
В колхозе от рожденья конь мой розовый.
Я, как Россия, более суров,
и, как Россия, менее березовый.
Есенин, милый,
         изменилась Русь!
но сетовать, по-моему, напрасно,
и говорить, что к лучшему,—
                         боюсь,
ну а сказать, что к худшему,—
                       опасно...
Какие стройки,
         спутники в стране!
Но потеряли мы
           в пути неровном
и двадцать миллионов на войне,
и миллионы —
          на войне с народом.
Забыть об этом,
          память отрубив?
Но где топор, что память враз отрубит?
Никто, как русскиe,
             так не спасал других,
никто, как русскиe,
             так сам себя не губит.
Но наш корабль плывет.
              Когда мелка вода,
мы посуху вперед Россию тащим.
Что сволочей хватает,
                  не беда.
Нет гениев —
           вот это очень тяжко.
И жалко то, что нет еще тебя
И твоего соперника — горлана.
Я вам двоим, конечно, не судья,
но все-таки ушли вы слишком рано.
Когда румяный комсомольский вождь
На нас,
    поэтов,
        кулаком грохочет
и хочет наши души мять, как воск,
и вылепить свое подобье хочет,
его слова, Есенин, не страшны,
но тяжко быть от этого веселым,
и мне не хочется,
              поверь,
                 задрав штаны,
бежать вослед за этим комсомолом.
Порою горько мне, и больно это все,
и силы нет сопротивляться вздору,
и втягивает смерть под колесо,
Как шарф втянул когда-то Айседору.
Но — надо жить.
           Ни водка,
                   ни петля,
ни женщины —
           все это не спасенье.
Спасенье ты,
         российская земля,
спасенье —
         твоя искренность, Есенин.
И русская поэзия идет
вперед сквозь подозренья и нападки
и хваткою есенинской кладет
Европу,
   как Поддубный,
           на лопатки.

1965, «Письмо Есенину», Евгений Евтушенко.



Ты нам во славу и в позор,
  Сергей Есенин.
Не по добру твой грустен взор
  в пиру осеннем.

Ты подменил простор земной
  родной халупой;
не то беда, что ты хмельной,
  а то, что глупый.

Ты, как слепой, смотрел на свет
  и не со зла ведь
хотел бы славить, что не след
  поэту славить.

И, всем заветам вопреки,
  как соль на раны,
ты нес беду не в кабаки,
  а в рестораны.

Смотря с тоскою на фиал —
  еще б налили,—
с какой ты швалью пропивал
  ключи Марии.

За стол посаженный плебей —
  и ноги на стол,—
и баб–то ты любил слабей,
  чем славой хвастал.

Что слаще лбу, что солоней —
  венец ли, плаха ль?
О, ресторанный соловей,
  вселенский хахаль!

Ты буйством сердца полыхал,
  а не мечтами,
для тех, кто сроду не слыхал
  о Мандельштаме.

Но был по времени высок,
  и я не Каин —
в твой позолоченный висок
  не шваркну камень.

Хоть был и неуч, и позер,
  сильней, чем ценим,
ты нам и в славу, и в позор,
  Сергей Есенин.

         1971, Борис Чичибабин, «Сергею Есенину».

  • 1
Чичибабин просто в точку! Не знал этого стихотворения...

рад, что узнали здесь

Я тоже открыл его недавно

  • 1
?

Log in

No account? Create an account