I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
16 октября. Стихи-юбиляры
I am
vazart
из позапрошлого века.


Эй! Господа!
          Сюда! сюда!
  Для деловых людей и праздных
  Есть тьма у нас оказий разных:

Есть дикий человек, безрукая мадам!
          Взойдите к нам!
Добро пожаловать, кто барин тороватый,
      Извольте видеть - вот
      Рогатый, нерогатый
          И всякий скот:
      Вот господин Загоскин,
      Вот весь его причет:
          Княгини и
          Княжны,
          Князь Фольгин и
          Князь Блесткин;
Они хоть не смешны, да сам зато уж он
          Куда смешон!-
Водиться с ним, ей-богу! праздник.
      Вот вам его Проказник;
Спроказил он неловко: раз упал
          Да и не встал.
   Но автор таковым примером
Не научен - грешит перед партером,
         Проказит до сих пор.
          Что видит и что слышит,
    Он обо всем исправно вздор
          И говорит и пишет.
Вот Богатонов вам: особенно он мил,
Богат чужим добром - все крадет, что находит,
    С Транжирина кафтан стащил,
          Да в нем и ходит.
          А светский тон
          Не только он -
      И вся его беседа
Переняли у буйного соседа.
   Что ж вы?.. Неужто по домам?
      Уж надоело вам?
          И кстати ль?
   Вот вам Загоскин-Наблюдатель;
Вот Сын Отечества, с ним вечный состязатель;
   Один напишет вздор,
   Другой на то разбор;
   А разобрать труднее,
   Кто из двоих глупее.
   Что вы смеетесь, господа?
   Писцу насмешка не беда.
Он знает многое смешное за собою,
   Да уж давно махнул рукою.
   Махнул пером - отдал сыграть,
   А вы, пожалуй, рассуждайте!
   Махнул пером - отдал в печать,
          А вы читайте!

16 октября 1817, Александр Грибоедов, «Лубочный театр».



Небо висит надо мною, прозрачно и сине;
Ходят внизу облака...
Слава осеннему утру на горной вершине!
С сердца спадает тоска.

Вижу далекие горы, долины, озера,
Птиц подо мною полет;
Чую, что за растущею силою взора
Сила и духа растет.

Крепнет решимость — расстаться с привычкою горя,
Волю воздвигнуть мою;
Мыслью спокойной я жизнь, не ропща и не споря,
Как она есть признаю.

Холодно, мрачно, пустынно без милого друга;
Нет ее нежной любви...
Что же! Быть с ласковой жизнью в ладу — не заслуга.
Жизнью скорбящих живи!

Горные выси внезапную бодрость мне дали...
Друг мой, любивший меня,
Ты, чья душа мне светила в дни бед и печали
Пылом святого огня,—

Благословеньем своим и теперь помоги же
Другу в духовной борьбе!
Кажется мне, в это утро, что к небу я ближе,
Ближе я также к тебе.


16 октября 1877, Риги Кульм , Алексей Жемчужников «На горе».



Всё это было, - но было как будто во сне:
Были и нежные ласки, и тайные встречи...
Личико девушки кротко склонялось ко мне,
Тонкие, бледные ручки ложились на плечи...
В сумерках вечера глухо рыдала рояль,
Лампа светила на книгу родного поэта...
Как хороша была даже печаль,
Как тогда верилось в ясную даль,
В близость блаженства, в победу желанного света!..

О, мне не больно, что жизнь мне солгала: она
Всем, кто ее обещаньям поверил, солгала!
Пусть она будет, как прежде, темна и душна, -
Лишь бы вдали не угаснул маяк идеала.
Если он светит, - что значит холодная мгла,
Буйные волны и ветер? Пловец утомленный,
Светом его озаренный,
Малодушно не бросит весла!..

Но мне мучительно больно, мне стыдно до жгучей тоски,
Что мое сердце мне лгало... Прости мне, моя дорогая,
Лживые слезы, на мрамор могильной доски
Тяжко упавшие, память твою оскорбляя.
Нету любви, если годы похитить могли
Чистый твой образ из сердца! Без вечности чувства -
Смысла в нем нет!.. Если ж нету любви, - нет искусства,
Правды, добра, красоты, - нет души у земли!..


16 октября 1882, Семен Надсон.




Нет, не зови меня! Нет, друг мой, не зови
Из мира светлых чар и царственной любви…
В нем все знакомо мне, все мило с колыбели-
И звучных соловьев раскатистые трели,
И розы белые, и белые стихи…
Я их люблю мучительной любовью,
Как любит старость юные грехи…
Доступны только мне те страны неземные,
Их звонкие ручьи, их гроты голубые,
Их звезды бледные, как блеск моих очей,
Их темные леса, как скорбь души моей,
Их волны звучные, как стих мой перекатный,
И пышный их цветник, как греза ароматный,
Где реют и жужжат элегии свои
На утренней заре тяжелые шмели…
И даже мшистые руины и могилы
Их сумрачных степей мне дороги и милы,
Как лоскутки знамен – для дряхлого бойца,
Как песня старая – для нового певца…


16 октября 1887, Константин Фофанов.



?

Log in

No account? Create an account