I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
8 ноября. Стране, городу, потомку
I am
vazart
обращения в стихах из прошлого века.

О, юродивая Россия,
Люблю, люблю твои поля.
Пусть ты безумная стихия,
Но ты свята, моя земля.

И в этот час, час преступлений,
Целую твой горячий прах.
Среди падений и мучений
Как буен темных крыльев взмах!

Под странным двуединым стягом
Единая слилася Русь,
И закипела кровью брага…
Хмельной – я за тебя молюсь.

Друзья-враги! Мы вместе, вместе!
Наступит миг – и все поймут,
Что плачу я о той Невесте,
Чей образ ангелы несут.


8 ноября 1919, Георгий Чулков.



Нет, волглая земля, сырая;
Только и может - тихо тлеть;
Мы знаем, почему она такая,
Почему огню на ней не гореть.

Бегает девочка с красной лейкой,
Пустоглазая,- и проворен бег;
А ее погоняют: спеши-ка, лей-ка,
Сюда, на камень, на доски, в снег!

Скалится девочка: "Везде побрызжем!"
На камне - смуглость и зыбь пятна,
А снег дымится кружевом рыжим
Рыжим, рыжим, рыжей вина.

Петр чугунный сидит молча,
Конь не ржет, и змей ни гу-гу.
Что ж, любуйся на ямы волчьи,
На рыжее кружево на снегу.

Ты, Строитель, сам пустоглазый,
Ну и добро! Когда б не истлел,
Выгнал бы девочку с лейкой сразу,
Кружева рыжего не стерпел.

Но город и ты - во гробе оба,
Ты молчишь, Петербург молчит.
Кто отвалит камень от гроба?
Господи, Господи, уже смердит...

Кто? Не Петр. Не вода. Не пламя.
Близок Кто-то. Он позовет.
И выйдет обвязанный пеленами:
"Развяжите его. Пусть идет".


8 ноября 1922, «Лазарь», Зинаида Гиппиус.



Далекий друг! Года и версты,
И стены книг библиотек
Нас разделяют. Шашкой Щорса
Врубиться в твой далекий век
Хочу. Чтоб, раскроивши череп
Врагу последнему и через
Него перешагнув, рубя,
Стать первым другом для тебя.

На двадцать, лет я младше века,
Но он увидит смерть мою,
Захода горестные веки
Смежив. И я о нем пою.
И для тебя. Свищу пред боем,
Ракет сигнальных видя свет,
Военный в пиджаке поэт,
Что мучим мог быть - лишь покоем.

Я мало спал, товарищ милый!
Читал, бродяжил, голодал...
Пусть: отоспишься ты в могиле -
Багрицкий весело сказал...
Одно мне страшно в этом мире:
Что, в плащ окутавшися мглой,
Я буду - только командиром,
Не путеводною звездой.

Военный год стучится в двери
Моей страны. Он входит в дверь.
Какие беды и потери
Несет в зубах косматый зверь?
Какие люди возметнутся
Из поражений и побед?
Второй любовью Революции
Какой подымется поэт?

А туча виснет. Слава ей
Не будет синим ртом пропета.
Бывает даже у коней
В бою предчувствие победы...
Приходит бой с началом жатвы.
И гаснут молнии в цветах.
Но молнии - пружиной сжаты
В затворах, в тучах и в сердцах.

Наперевес с железом сизым
И я на проволку пойду,
И коммунизм опять так близок,
Как в девятнадцатом году.

...И пусть над степью, роясь в тряпках,
Сухой бессмертник зацветет
И соловей, нахохлясь зябко,
Вплетаясь в ветер, запоет.


8-9 ноября 1939, Михаил Кульчицкий, «Бессмертие (Из незавершенной поэмы)»


?

Log in

No account? Create an account