Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

8 мая. День пиерид

Два русских поэта-долгожителя родились в разные годы, но в один день. В разные годы, но в один день из-под их пера вышли строчки с экзотическим теперь словом – пиериды. Сначала я нашел его в четверостишии:

Пускай от зависти сердца зоилов ноют.
Вольтер! Они тебе вреда не принесут...
Питомца своего Пиериды покроют
И (Дивного) во храм бессмертья приведут.


Федор Тютчев написал его 8 мая 1818 года, в том же мае которого исполнялось 40 лет со дня кончины великого французского философа-просветителя, а в ноябре - 15 лет со дня рождения самого автора, большого русского поэта в будущем. Все это я уточнил в Википедии, оставив «пиериды» при первом заходе на энциклопедические станицы без внимания. Они, конечно, обиделись и вылезли в следующем стихе от 8 мая.

МУЗА

Не в сумрачный чертог наяды говорливой
Пришла она пленять мой слух самолюбивый
Рассказом о щитах, героях и конях,
О шлемах кованных и сломанных мечах.
Скрывая низкий лоб под ветвию лавровой,
С цитарой золотой иль из кости слоновой,
Ни разу на моем не прилегла плече
Богиня гордая в расшитой епанче.
Мне слуха не ласкал язык ее могучий,
И гибкий, и простой, и звучный без созвучий.
По воле пиерид с достоинством певца
Я не мечтал стяжать широкого венца.
О нет! Под дымкою ревнивой покрывала
Мне музу молодость иную указала:
Отягощала прядь душистая волос
Головку дивную узлом тяжелых кос;.
Цветы последние в руке ее дрожали;
Отрывистая речь была полна печали,
И женской прихоти, и серебристых грез,
Невысказанных мук и непонятных слез.
Какой-то негою томительной волнуем,
Я слушал, как слова встречались поцелуем,
И долго без нее душа была больна
И несказанного стремления полна.


8 мая 1854, Афанасий Фет
(поэту 34 года).

Спасибо пиеридам за то, что, может быть, именно 8 мая они подружились с юношей Тютчевым, пришли к молодому еще Фету и даже мне помогли.

А закончить сегодняшний пост я хочу стихотворением поэта, современника Тютчева и Фета, посвященным еще одному яркому представителю золотого века русской поэзии.



(посвящается Аполлону Александровичу Григорьеву)

По болоту я ржавому еду,
А за мною, по свежему следу,
Сквозь трясину и тину, по стрелкам густой осок'и,
Кудри н'а ветер - пляшут кругом огоньки.

Разгорелись и, в пляске устойкой,
Оземь бьются они перед тройкой,
То погаснут, то вспыхнут тревожно по темным кустам,
Будто на смех и страх ошалелым коням.

Отшарахнулись кони, рванулись;
Гривы дыбом, и ноздри раздулись!
Чуют, верно, своей необманной побудкой они,
Что не спросту в болоте зажглися огни...

Не глядел бы, болотная пляска
Для меня - только мука и тряска,
И не верю я в душу живую болотных огней;
И в трясину свою не сманить им коней.

Знаю их - без покрова и гроба:
Душит их пододонная злоба,
И честной люд и божий весь мир ненавидят они...
Погоняй-ка ямщик!..
Но теснятся огни,

Забегают пред тройкой далече,
И ведут со мной пошептом речи
На глухом, да понятном и жгучем своем языке:
"Благовестная тайна горит в огоньке! -

Говорят... - Всепрощающей силой -
Колыбель примирилась с могилой...
По зажорам, по прорубям, рытвинам, омутам, рвам
Не придется плясать уже нашим детям.

Наша мука детей искупила,
И теперь мы - не темная сила:
Мы надеемся, верим и ждем нашей пытки конца,
Чтоб зажечься в чертоге у бога-отца".

По болоту я ржавому еду,
А за мною, по свежему следу,
Сквозь трясину и тину, по стрелкам густой осок'и,
Кудри н'а ветер - пляшут кругом огоньки.


(8 мая 1861 г.) Лев Мей, "Огоньки".


Tags: 19 век, 8, 8 мая, Афанасий Фет, Лев Мей, Федор Тютчев, классика, май, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments