Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

На дороге знаний

Ровно 50 лет назад я вместе со всеми первоклашками страны вышел на дорогу знаний. В это же время дорогу пошире начинали торить первые студенты факультета  аэромеханики и летательной техники московского физтеха. 10 лет спустя я сам вышел на этот путь, и дорога, проложенная первыми фалтянами,  казалась мне ярко освещенной магистралью к вершинам науки.

Прошло еще 40 лет, а я все иду по дороге знаний, большей частью учась и меньшей уча.  Жизнь несколько скорректировала ориентиры, но по-прежнему, как и любого из нас, ведет меня в гору, это даже в тумане понимаешь потому, что сил приходится тратить больше, чаще приходится останавливаться, чтобы передохнуть, оглядеться, оглянуться и увидеть теплый свет далёкого начала.

Нижеприведенный текст я когда-то приготовил для дня посвящения в первокурсники, но как-то не сложилось им тогда поделиться.  Делюсь сейчас.

Байки ветерана.

Что Вам рассказать: главы из романа Михаила Алексеева "Александр Гончаров"? В стихах, минут на 40. Или про свое боевое прошлое в прозе. Про то, чего у Вас нет, а у нас было. Или, наоборот, - у нас не было, а у вас есть. Вот, мы, например, на первом курсе жили не на Гагарина 20, а на Мичурина 10, на четвертом этаже общежития Работников ЦАГИ. Нет, девушки первого курса, уже тогда жили в нашем, на будущий год общем физтеховском доме, ну а для нас, мужиков, устроили на этот год карантин.


Вот я сказал - мужиков, хотя какие мы тогда были мужики? Мальчишки. Я-то уж точно. Так вот, год, проведенный на Мичурина, стал для нас первой школой жизни, боевым крещением. Курс занимал полностью этаж. Система коридорная. Комнаты на четверых, а то и сколько поместится, холл в этом самом коридоре, - общий, телевизионная комната - общая, общие места общего, не трудно догадаться чего. Какая система - такая и жизнь. Частности почти не помню, общее - еще туда-сюда. Да и вообще, память нашего брата, ветерана, штука сложная, двоичная: здесь помню - 1, здесь нет - 0. Это у меня так, а другого - совершенно иной набор этих ноликов и единиц. Словом, адресация нарушена, но все же попробуем восстановить. Я вот помню, ходил с товарищем по коридору, заходил из комнаты в комнату с вопросом: твое любимое женское имя. Опросили почти всех. Знаете, кто победил? Ольга. Еще помнится, как в страшной давке, буквально сидя друг на друге, мы следили за перипетиями первых ледовых баталий между нашими и НХЛовцами, как первый раз вместе смотрели "Иронию судьбы". Или вот еще: появился у нас в комнатах пес, ну такой, совершенно дворянской породы. Мы ему имя дали, и отчество, и фамилию. Нет, не буду называть. Глупые мы тогда еще были: ну пришел препод, ну проверил санитарное состояние комнат, ну устроил разгон, ну а мы в отместку - собаку в честь него назвали. Глупость. Правду сказать, недолго тот пес у нас не прожил, видно, имя не понравилось. Не захотел он с нами дураками жить. Да и голодно было.

Вот пока я общее вспоминал, тут и частное на ум пришло, личное. У меня случилась беда. Перед самой весенней сессией я потерял зачетку. Нет зачетки - это ж все - конец. Она ж - честь, когда в обмен красный диплом получаешь, ум, если сдал без завалов, и совесть, если, у тебя ее отняли, чтобы неуд поставить и из института вышибить. Опечалился я страшно. Где мог оставить - ума не приложу. Всех друзей знакомых озадачил своей неприятностью, но все тщетно. И вот, проходит несколько дней, захожу я в общагу, задерживаюсь, как обычно, у почтового стеллажа, где по ячейкам были разложены так ожидаемые нами тогда конверты писем, е-мэйлов то всяких еще ведь не было. Захватив с собой пачку пришедшей мне и моим дружбанам корреспонденции, собираюсь уже подняться на свой этаж, как слышу за спиной женский голос: - Молодой человек, подождите, это вы зачетку потеряли? - Окликает меня тогдашний комендант этой общаги Эльмира Ованесовна, приятная маленькая женщина, армянской, а не кавказкой, как бы сейчас сказали, национальности. Я, конечно, ее тоже тогда на всякий случай проинформировал о своей беде. И правильно сделал!

-​ Кажется, Вашу (Вашу - это мою, значит) зачетку нашел Паша Матвеев, водитель восемнадцатого отделения.

-​ Да! А где он живет?

-​ В Триста двадцать первой.

-​ Спасибо Вам большое! - Окрыленный радостью, я уже было кинулся бежать к своему спасителю, но голос с приятным акцентом меня снова остановил:

-​ Куда Вы, молодой человек? Нет же его сейчас, он же работает, не в пример вам, на ответственной должности: возит руководство, возвращается поздно. Его в выходные можно только застать. И вот еще что. Вы не спешите, подумайте: как отблагодарить человека, ему приятное сделать.

-​ Как - отблагодарить? - задал я наивный до глупости вопрос.

-​ Вот я и говорю: подумайте!

-​ … А чего тут думать, - сказали более опытные по жизни друганы: - Купишь бутылку и - вперед!

-​ Бутылку чего?

-​ Водки, чего. На коньяк у тебя денег не хватит!

Легко сказать - купишь бутылку. Надо признаться, что пороха, то есть водки, я еще тогда и не нюхал даже. Более того, первый раз мне отец налил, сильно ударившего сначала в нос, а потом рикошетом в голову, шампанского - за удачу! - только перед моим первым самостоятельным шагом: отъездом в Москву на вступительные экзамены. Подходить к вино-водочному отелу в гастрономе я просто стеснялся. Так было, не вру!

-​ А, может быть, что-нибудь другое подарить? - в сомнениях спросил я.

-​ Можно Сивухина - первый том!

Что ж, делать нечего. Поплелся я ближайшим субботним утром в магазин. Долго выбирал, хотя это было делом совершенно напрасным: денег хватило только на "коленвал", так тогда называлась самая дешевая водка. Я сначала думал, что она так называется потому, что выпитое зелье тебя сначала на колени ставит, а потом с колен и валит (аллегорист или аллегатор, как правильно - не знаю, я еще тот тогда был). А оказалось все проще: буковки названия на этикетке были напечатаны не в одну линию, а с разбивочкой по вертикали, ну точно как коленца коленчатого вала. Ну вот, значит, с покупкой вернулся в общагу, собрался с духом, друзьям сообщил - если что, там… долго не вернусь (у нас с работягами отношения были непростыми). Пошел. Спустился этажом ниже, нашел нужную комнату в конце коридора. Стучу. Тишина. Снова стучу. Снова тишина. Ну, что, думаю, не судьба, может, и к лучшему… Отошел уже по гулкому и пустынному в полдень выходного дня коридору несколько шагов, вдруг слышу за спиной шум от вращения ключа в замочной скважине, скрип. Оглядываюсь: из-за нужной мне двери выглядывает чернявый парень постарше меня лет на 5 или 6:

-​ Эй, тебе чего?

-​ Вы, говорят, мою зачетку нашли…

-​ А, да, да - парень вышел, почесывая затылок, в коридор. Был он босым, а из одежды на нем была, похоже, только накинутая виде тоги римского патриция, простыня. Я еще подумал: неужели у них в комнатах душ есть, и они не спускаются помыться на первый этаж, или, того хуже, не ходят по этому делу, как мы иной раз, на Гагарина 20. Парень, казалось, был в замешательстве. Он стоял, почесываясь и поправляя, просвечиваемую насквозь светом, бьющим из торцевого окна, простынную накидку, явно туго соображая, что же ему со мной делать. Потом он обратил внимание на пакет в моих руках.

-​ Так, чего у тебя там? Ну, чего, принес то?

Я показал.

-​ Ой, - как горько произнес парень, приложившись руками к голове. Я уже присмотрелся к нему получше: вид его, конечно, был несколько помятый.

-​ Ой, бяда мне с вами, мальчики! - сказал он, шумно пропустив воздух через свои ноздри и сладко потягиваясь, - Лучше бы ты ящик пива принес!

Я уже собирался было повернуться, чтобы идти за пивом, но парень меня остановил:

- Да, ладно, черт с ним, заходи! - сказал он и гостеприимно толкнул передо мной дверь.

Когда я вошел, мне тут же захотелось выйти. Комната была такая же, как и у нас, стол под окном у торцевой стены, четыре койки вдоль боковых. Три постели застелены, а на четвертой, прикрывшись простыней, лежала молодая девушка.

-​ Я, наверное, не во время…

-​ Не, в натуре, тебе документ твой нужен или нет? Садись, же говорю, - сказал он, начиная сердиться.

-​ Это дружок мой, по делу,

- веско разъяснил он девушке без представлений. Он сел за стол, начал рыться в каких то бумагах, не оставив мне выбора: мне пришлось занять стул у изголовья кровати хлопавшей глазами крашеной блондинки моего примерно возраста. Наконец, в руках парня оказалась моя зачетка, я ее сразу узнал.

-​ Так, фамилия? Имя? Отчество? - Я робко ответил на эти строгие вопросы. - Ну, ладно, - сказал чернявый удовлетворенно, откладывая мою зачетку куда то себе за спину. - Доставай! - обратился он ко мне, и сразу же к подруге: - Ты водку будешь?

-​ Да ну ее, не хочу, - ответила та капризно.

Я сидел между ними с бутылкой на вытянутых руках.

-​ Ну, чего ты жмешься, Вован, давай разливай.

-​ Видете ли, я не пью. Спасибо вам большое, это вам от меня, - промямлил я тихо, выставляя бутылку на стол.

-​ Ты че, придуряешься? Мне че, больше всех надо что ли? Да мне это не надо, твои ж документы - не мои ж, тебе же вышку получать - не мне же, но так же не делают, надо же полюдски, как принято-положено, - с обидой причитал Павел, зубами надрывая язычок пробки и разливая прозрачную жидкость в стоявшие тут же на столе стаканы.

От сказанных слов мне стало стыдно, а от распространившегося запаха зеленого змия - дурно. Но отступать было некуда - впереди была сессия.

Как я добрался до своего этажа, не помню. Как меня встретили мои, тоже не помню. Но с Пашкой мы потом стали друзьями, работали вместе: он моего научного руководителя возил. Даже жили вместе, все в той же общаге, на Мичурина 10, но это уже после Гагарина 20 было. По возможности - он меня прямо к подъезду подвозил. А пришло время - и я его не раз выручал… и не только трешкой или пятеркой. Я ему про самолеты рассказывал, а он мне про девчонок. А потом я женился. А теперь я стою перед вами и думаю: годы идут, а главное остается. Физтех остается. ФАЛТ остается. Школа жизни.

Tags: 1, 1 сентября, искры азарта, сентябрь, физтех нашего времени, юбилей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments