Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

27 сентября. Голубь мира и ястреб войны

Голубь мира и ястреб войны
Над земною поверхностью кружат,

Разным целям по-разному служат,
Меж собою ни в чем не равны.

Злонамеренный ястреб войны
На фашистский похож истребитель —
Мощный клюв, бронированный китель
И стальные в полоску штаны.

На земную нацелившись твердь
Свысока, тренированным глазом,
Он несет разрушенье и смерть
Для всего человечества разом.

Голубь мира безгрешен и чист,
В накрахмаленной белой рубашке,
И по жизни большой пацифист,
Даже малой не тронет букашки.

Он по небу летает босой,
Легче легкого, проще простого,
И питается только росой,
В духе позднего графа Толстого.

Голубь мира нам радость несет,
И в делах предвещает удачу,
Он больного от смерти спасет,
Он в тюрьму передаст передачу.

Так и кружат они над землей
Со своею, столь разною, ношей.
Черный ястреб — коварный и злой,
Белый голубь — простой и хороший.

27 сентября 2008, Игорь Иртеньев, «Голубь мира и ястреб войны».


Ангел Мишенька родился в малом городке –
золотушный, некрасивый, тихий, словно мышь.
Детство Миши проходило больше на реке:
там, где пили, и любили, и «Шумел камыш»
пели злыми голосами, полными тоски.
Проплывали теплоходы, воя и звеня.
Приезжала на маршрутках или на такси,
словно инопланетяне, бывшая родня.
Пили водку с кислым пивом, жарили шашлык…
Батя был вина пьянее, в драку с ними лез.
Ангел Мишенька боялся, и, набравши книг,
незаметно топал-шлепал в недалекий лес.
Он читал о странных людях, временах, богах,
слабым прутиком  рисуя что-то на земле.
Был он прост и гениален, весел и богат,
и его миры роились в предзакатной мгле.
Дома недоноска, психа – в мать и перемать,
никакой он не работник... Видно, потому,
чтобы вовсе не пытался что-то малевать,
мамка-злыдня порешила сплавить в ПТУ.
Здесь его немного били, заставляли пить.
Огрызаться опасался, мягкий словно шелк.
Он из мякиша пытался чудный мир лепить.
Но, как видно, с облегченьем в армию ушел.

Злой чечен заполз на берег, точный как беда,
и солдатика зарезал, тихого, во сне.
Потому-то, понимаешь, больше никогда
Микеланджело не будет в нашей стороне.

27 сентября 2010, «Ангел Мишенька», Ян Бруштейн, yanb


Вот этот мальчик, он безоружен
в своей юдоли, в своей печали,
всегда готовый, что будет хуже,
а лучше просто не обещали.

Иди на волю, смотри сквозь осень
на эту морось, в другие дали,
старик и море, земля и космос,
квадрат и конус, разбег и alles.

Кому мы рады, где эти руки,
какое утро придёт без ветра?..
Наденем шляпы, построим шлюпки,
нежны и чутки, едва заметны.

А нынче ветер, а нынче стужа,
и тают тени, и солнце село,
но ты послушай, ты просто слушай
весь этот космос что бьется слева,

и нет прощанья, а только это –
как эхо лета сквозь мрак и тучи -
листвы шептанье, дыханье неба,
небрежный почерк, скрипичный ключик.

27 сентября 2013 года, «иди на волю», Мария Махова


А парада не будет. Не будет цветов и парада.
Будет тихая дата, обычная, тихая дата.
Никого здесь не будет, не будет ни наших, ни ваших.
Будет город пустой, молчаливый, добитый, уставший.

До неясной поры только гулкое долгое эхо.
А пустые дворы никогда не расскажут про это.
Как рассыпался мир, как он выпал из прежних ячеек.
Уходи, командир – кто ты, чей – не имеет значенья.

Потерялся ответ на вопросы в погаснувшем прошлом.
Запоздалый рассвет, да унылая снежная крошка.
Тени прожитых лет гонит ветер, бросает и крутит…
ну а нас больше нет... прежних нас больше нет и не будет

27 сентября 2014 года, «А парада не будет», Мария Махова

Tags: 2008, 2010, 2013, 2014, 21 век, 27, 27 сентября, Игорь Иртеньев, Мария Махова, Ян Бруштейн, сентябрь, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments