Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

16 октября. О театре разных веков

1) 19-й век. Театр Лубочный.

          Эй! Господа!
           Сюда! сюда!
   Для деловых людей и праздных
   Есть тьма у нас оказий разных:


Есть дикий человек, безрукая мадам!
           Взойдите к нам!
Добро пожаловать, кто барин тороватый,
       Извольте видеть - вот
       Рогатый, нерогатый
           И всякий скот:
       Вот господин Загоскин,
       Вот весь его причет:
           Княгини и
           Княжны,
           Князь Фольгин и
           Князь Блесткин;
Они хоть не смешны, да сам зато уж он
           Куда смешон!-
Водиться с ним, ей-богу! праздник.
       Вот вам его Проказник;
Спроказил он неловко: раз упал
           Да и не встал.
    Но автор таковым примером
Не научен - грешит перед партером,
           Проказит до сих пор.
           Что видит и что слышит,
     Он обо всем исправно вздор
           И говорит и пишет.
Вот Богатонов вам: особенно он мил,
Богат чужим добром - все крадет, что находит,
     С Транжирина кафтан стащил,
           Да в нем и ходит.
           А светский тон
           Не только он -
       И вся его беседа
Переняли у буйного соседа.
    Что ж вы?.. Неужто по домам?
       Уж надоело вам?
           И кстати ль?
    Вот вам Загоскин-Наблюдатель;
Вот Сын Отечества, с ним вечный состязатель;
    Один напишет вздор,
    Другой на то разбор;
    А разобрать труднее,
    Кто из двоих глупее.
    Что вы смеетесь, господа?
    Писцу насмешка не беда.
Он знает многое смешное за собою,
    Да уж давно махнул рукою.
    Махнул пером - отдал сыграть,
    А вы, пожалуй, рассуждайте!
    Махнул пером - отдал в печать,
           А вы читайте!


16 октября 1817, Александр Грибоедов, «Лубочный театр».


2) век 20-й. Театр Художественный.

Запись из дневника Елены Булгаковой от 16 октября 1934 года:


День начался как обычно — проводила М. А. в Театр. Потом зашла за ним. Он сегодня не гримировался, как другие, потому что не готовы наклейки для него.
На репетиции он узнал, что сегодня, в первый раз после длительного перерыва, репетировали «Мольера», сцену в соборе.
Говорит, что принял это известие равнодушно. Не верит, что пьеса выйдет когда-нибудь.
Несколько дней назад у Станиславского было совещание по поводу «Мольера». У М. А. осталось самое безотрадное впечатление. Смотрели макеты. Старик не доволен ульяновской работой, а Ульянов тяжко болен — лежит. Решили, что будут подправлять под его диктовку кое-что — Гремиславский и его помощница Елена Давыдовна. Актеров из «Мольера» рвут, хотят забрать и последнее, что дали в пьесу. (Когда М. А. огорчался, что дают слабых актеров, К. С. его утешал, говоря, что «вот и хороший купец, когда ягоду продает, сверху положит крупную на лоток, а сам старается подсунуть из-под низа гнилую покупателю...»).
Тем не менее, постановили репетиции начинать, как только выпустят «Пиквика». Самое странное, говорит М. А., что Станиславский хотел на роль кардинала назначить Ершова — из-за его внешности, роста.
Вчера (или позавчера, не помню) было созвано собрание актеров с Судаковым и Станиславским. М. А. не пошел. Ему рассказывали потом, что Илья разразился укоризнами по поводу того, что актеры раньше времени съедают закуску, которую подают в «Мертвых душах»...
— Если бы это был еще восемнадцатый год, тогда!..
Тут попросила слова выжившая из ума Халютина и произнесла следующее:
— Да как же им не есть, когда они голодные!
— Никаких голодных сейчас нет! Но если даже актеры и голодные, то нельзя же реквизит есть!
К вечеру звонок Катинова, приглашает вместе с ним и Загорским М. А. ехать к Дикому на совещание по поводу «Ревизора». М. А. отказался по нездоровью. Тогда звонок Дикого — он тоже нездоров. Поладили на том, что встретятся, когда выздоровеют.
А приедут к нам сегодня Загорский и Катинов. Вот и жду их.
Ночью.
Они были: Загорский, Катинов и третий, неизвестный, отрекомендовавшийся: Абрам Львович... (фамилию не расслышали), — маленький военный с красными петлицами и с револьвером. М. А. читал черновик (первый) «Ревизора». За ужином критиковали. Загорский и Абрам Львович говорили, что действие надо вынести больше за пределы павильона и сократить словесную часть. Катинов произнес речь, наполненную цитатами, но абсолютно беспредметную. Угощала их рябиновой водкой, икрой, яичницей, закусками.
Tags: 16, 19 век, 1934, 20 век, Александр Грибоедов, Елена Булгакова, дневники, классика, октябрь, октября, стихи, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments