?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
22 декабря. Знаки дня. 21 век
Сокол
vazart
в трех стихотворениях.


Оркеструя этюды Листа
Свистом ветра и хрустом наста,
Ночь, как Линда Эвангелиста,
Вызывающе голенаста* -
Вероломно меняя облик,
В звездном шарфике от Армани,
То куражится в пасадобле,
То вальсирует над домами.

У красавицы взгляд тягучий.
Ритмы румбы и страсти самбы,
Нацепив пиджачок от Гуччи,
Я с такой станцевал и сам бы.
Но не держит небесный битум,
И от этого, право слово,
Ощущаю себя разбитым
Бонапартом под Ватерлоо.

Утром спросят друзья: "Ты с кем был?
Кожа мятая, цвет землистый…"
Что отвечу? С Наоми Кэмпбелл?
Или с Линдой Эвангелистой?
Долговяза, высокомерна...
Мне такая не пара? Бросьте!
Через месяц-другой, примерно,
Нас весна уравняет в росте.

------
*22 декабря на землю приходит самая длинная (долговязая) ночь в году.

22 декабря 2009 года, «Ночные танцы», Игорь Царев.


Ток поэзии, ткань ремесла,
Невесомая лестница света…
Возле моря старуха жила,
Та, что девой любила поэта.

Валом пенным накатывал сон
На морозные рифы коралла,
Ей казалось, что мир занесен
От окраин до гребня Урала.

Параллельного мира лыжня,
Караульные крики сорочьи,
Тает в окнах видение дня,
В снеговом пропадя заморочье.

Фонарей золотые круги,
Где рои мотыльковых метелей,
Где пуховые крылья пурги
И смолистые запахи елей.

Было — не было. Бал или блажь?
Прорубь — зеркало или могила.
Что не сбылось — в реестре пропаж.
То, что минуло — сделалось мило.

Ничего, ничего не прошло,
Даже лето и то недалече,
Коли лепетом позанесло
И снегами укрыло по плечи.

И летит по лыжне, по лучу,
Юной девою пенорожденной,
Песнь! И вновь возжигает свечу
Дух — надеждою освобожденной.


в самый темный день 2010 года, Владимир Берязев, «Рождественский романс».


Не позвони, не вспомни, но проснись, –
С того конца заснеженной столицы
Сметливо примечай из-под ресниц,
Смахнув снежинку с кончика ресницы,
Как фонари сквозь вторники горят,
Как свет их нерешителен и труден...
И истину с обложки букваря
В предутреннее небо декабря
Шепни мне вдруг: «темней уже не будет».


22 декабря 2011 года, Михаил Свищёв.