Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

25 декабря. Пьеса дня

КРЫЛОВ И КВН
Пьеса

Действующие лица:

Крылов, мужчина 54 лет
КВН-49, телевизор, 61 год
Клавдия, жена Крылова (на сцене не появляется)

Квартира Крыловых. Хозяин сидит в кресле перед телевизором, на экране которого сплошная рябь. Из ванной доносится шум льющейся воды.

Крылов:

— Жизнь постоянно дарит нам сюрпризы.
К тому клоню я, что вчера опять


В который раз мой гавкнул телевизор.
Чем именно, не будем уточнять.
Хотя и куплен был на распродаже,
Но обошелся дорого он мне
Настолько, что своей законной даже
Я в шубе отказал тогда жене.
Но я на нем остановил свой выбор,
Который быстро сделал в этот раз.
Не знаю, как здесь поступили вы бы,
Да, собственно, и речь здесь не о вас.

Клавдия (из ванной):

— Ты это с кем беседуешь там, Коля?
В квартире посторонних вроде нет,
Ты что, совсем ополоумел, что ли?
Довел тебя проклятый интернет.

Крылов:

— Мне надоели выступленья эти:
Вновь для скандала нужен ей предлог.
Что понимают бабы в интернете!
Но я продолжу страстный монолог.
Продукт китайский хлипок, как известно,
О чем любой доложит вам юнец.
Служил он нам недолго и нечестно,
И вот вконец накрылся, наконец.
Теперь мы с ним расстанемся без боли,
Как в море расстаются корабли,
К тому же где-то там, на антресоли,
Скучает бабкин КВН в пыли.

(Крылов выходит из комнаты, затем возвращается, волоча за собой складную лестницу.)

Хотя темно должно быть там, как в танке,
И запах, как у барсука в норе,
Не навернуться только б со стремянки –
Лихое время нынче на дворе.
Газету открываешь спозаранку –
И видишь в рамке траурной портрет...

Клавдия (из ванной):

— Поставь на место, Николай, стремянку
И прекрати царапать мне паркет.

Крылов (забирается на антресоль, через какое-то время, спустившись с телевизором в руках, обращается к нему):

— Не скрою, милый, вид твой сердцу горек,
И душу болью наполняет он,
Мой КВН, мой старый бедный Йорик,
Свидетель в бездну канувших времен.
Ты помнишь, как сидели мы когда-то
Вокруг тебя, как линзой ты сверкал.
Как спиртом я пропитанною ватой
Твой корпус полированный ласкал.
Как с твоего уютного экрана
На Трошина похожий Балашов
Нам обещал, что поздно или рано,
Но будем жить мы все тут хорошо.

КВН-49:

— Давно с тобой не виделись мы, Коля.
Раздался ты, однако, в ширину,
Давай-ка почеломкаемся, что ли,
Как на Руси водилось в старину.
Тебя я помню с зассанных пеленок,
С тобой, считай, полвека я знаком.
Ты был вихрастый, тощий постреленок,
А стал пузатым, лысым мужиком.

Клавдия (из ванной):

— А это кто с тобою тут болтает,
Чей это голос слышу я теперь,
Что так легко до слуха долетает
Через неплотно запертую дверь?

КВН-49:

— Несладко, я гляжу, тебе в неволе,
Непросто в положении твоем,
Но мы не будем отвлекаться, Коля,
И нить повествованья не прервем.
Так вспомним же ту пору золотую
Порывов ярких, радостных надежд.
Как, выполняя миссию святую
Воспитывал я темных вас, невежд.
Как неуча выдавливать по капле
Еженедельно из тебя тогда
Мне помогали Шнейдеров и Каплер,
Большого интеллекта господа.
Немало утекло в реке водицы,
Но линзой той поклясться я могу,
Что россказни профессора Капицы
В твоем еще качаются мозгу.
А помнишь Белку, Николай, со Стрелкой –
Первопроходцев межпланетных трасс –
Что в вашей жизни, суетной и мелкой,
Сравнится с блеском преданных их глаз?

(Достает платок, смахивает набежавшую слезу и, шумно высморкавшись, прячет вновь.)

Геолога сменил политтехнолог,
А вслед за ним сексолог по пятам.
А фильмы эти, что достали с полок?
Уж лучше бы они лежали там.
Где, где они, те исполины духа?
Куда, куда ты катишься, страна?
Вокруг царят порнуха и чернуха,
Из всех щелей поперла желтизна.

Крылов:

— Но жив еще пока канал «Культура»,
Последнее прибежище сердец…

КВН-49:

— Ну, сказанул! Культура нынче дура —
Сегодня штык в России молодец.
Зачем на свет меня извлек ты Божий?
Почто из склепа затхлого достал?
Ужель затем, чтоб депутатов рожи
Тебе, Крылов, показывать я стал?
Кому должны мы поклоняться ныне?
«Данону»? «Хед энд шолдерсу»? «Оби»?
Толстая хоть и косит под графиню,
Но дуня дуней, только поскреби.
Готов совет я дать тебе бесплатно,
А там как хочешь, так и поступай:
Ты лучше-ка поставь меня обратно
И нового болвана покупай.

Крылов:

— Ну, все сказал? Тогда имеешь право
У тихой речки снова отдохнуть.

(Забирается с телевизором на стремянку и запихивает его на антресоль.)

Клавдия (из ванной):

— Ты с кем там, Коля?

Крылов (с внезапным остервенением):

— Да ни с кем я, Клава,
И хватит жилы из меня тянуть!

Занавес

Tags: 2010, 25, 25 декабря, Газета.Ру, Игорь Иртеньев, декабрь, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments