Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

30 декабря. Два поэта про Сергея Есенина

написали в своих дневниках 30 декабря. Вернее сказать: первый - это будущий поэт в возрате 15-ти лет, второй - поэт маститый, умудренный жизнью.

Давид Самойлов, 1935 год:

30.XII. Бесшабашный разгул, беспредельная и беззаботная Русь, ржаные просторы, простая крестьянская грусть — это поэзия Есенина.
Я не читал ни одного поэта, который мог бы так хорошо передать настроение, так сильно заставить грустить, желать, тонуть с собой.
Есенин пьян своей поэзией, он тонет в ней, он махнул рукой на мир, он мучительно отрывает куски своей души и воплощает их в звучные строфы.
Его мотивы... Упадничество... Но разве заставишь соловья петь по-другому? И, в конце концов, разве уже так важно, что он поет? Нет, важно, как он поет.
И вообще, разве сам поэт находит себе слова и мысли? Нет, их внушает ему эпоха, среда; в себе он находит только поэтическую силу, только талант певца, чтобы пропеть эти слова, мысли и чувства. (...)
Многие поэты ошеломляют блестящей техникой, оригинальной формой. Есенин привлекает мягкой лирической простотой. (...)
И есенинская форма как раз подстать содержанию. В ней также много гибкости, мягкости и вместе с тем неподвижности.
Замечательно оригинальна рифма, хотя критики обычно считают рифму неважным атрибутом поэзии. По-моему же, рифма придает больше привлекательности стиху и является внешним показателем технических возможностей поэта.
Многие стихотворения прекрасно формально и технически исполнены. “Шаганэ” — шедевр.
Да, прекрасный поэт Есенин! Настоящий большой лирический поэт, которого можно любить, которому можно подражать, отбросив его печальные настроения.


Павел Антокольский, 1964 год:

30 декабря. Несколько дней тому назад получил письмо от англичанина, который стажируется в МГУ (от Оксфорда): пишет работу о Есенине. <...> Я ответил и, отвечая, заново додумал свое отношение к Есенину. Пока он был жив, он казался мне чужим и чуждым поэтом и человеком — с другой планеты. Эта планета — деревня. Его трагическая гибель потрясла меня и раскрыла Есенина в ином ракурсе — в багровом освещении. Когда писал своего Вийона (значительно позже), я как-то в какой-то мере оглядывался на бездомность и неприкаянность Есенина во всей культуре. Теперь (на старости лет) ясно вижу, что Есенин вырастает выше для каждого следующего поколения: его поют! Это — самый важный признак его значения. Он возвращает поэзию к ее первоисточникам, когда поэзия cначала звучала, а гораздо позже, через много веков, ее читали глазами.
Tags: 1935, 1964, 20 век, 30, 30 декабря, Давид Самойлов, Павел Антокольский, Сергей Есенин, декабрь, дневники, упоминания о
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments