Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

7 января. Стихи рождественского дня

Всех православных ГОРЯЧО поздравляю с праздником! Сегодня стихов много - 12. 12 - это уже третий раз в новом году.



Когда провидя близкую разлуку,
Душа болит уныньем и тоской,
Я говорю, тебе сжимая руку:
Христос с тобой!

Когда в избытке счастья неземного
Забьется сердце радостью порой,
Тогда тебе я повторяю снова:
Христос с тобой!

А если грусть, печаль и огорченье
Твоей владеют робкою душой,
Тогда тебе твержу я в утешенье:
Христос с тобой!

Любя, надеясь, кротко и смиренно
Свершай, о друг, ты этот путь земной
И веруй, что всегда и неизменно
Христос с тобой!

7 января 1886, Санкт-Петербург, К.Р.

___________________________________________________________________________________

Молчат гробницы, мумии и кости,—
Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы, на мировом погосте,
Звучат лишь Письмена.

И нет у нас иного достоянья!
Умейте же беречь
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
Наш дар бессмертный — речь.

Москва, 1915, 7 января, Иван Бунин "Слово"

_____________________________________________________________________________________

Рубины мрачные цвели, чернели в нем,
Внутри пурпурно-кровяные,
Алмазы вспыхивали розовым огнем,
       Дробясь, как слезы ледяные.


Бесценными играл заветный перстень мой,
       Но затаенными лучами:

Так светит и горит сокрытый полутьмой
      Старинный образ в царском храме.


И долго я глядел на этот божий дар
      С тоскою, смутной и тревожной,

И опускал глаза, переходя базар,
      В толпе крикливой и ничтожной.


7.I.15, Москва, Иван Бунин, "Перстень"
______________________________________________________________________________________


Двух - жарче меха! рук - жарче пуха!
Круг - вкруг головы.
Но и под мехом - неги, под пухом
Гаги - дрогнете вы!

Даже богиней тысячерукой
- В гнезд, в звезд черноте -
Как ни кружи вас, как ни баюкай
- Ах!- бодрствуете...

Вас и на ложе неверья гложет
Червь (бедные мы!).
Не народился еще, кто вложит
Перст - в рану Фомы.

7 января 1940, Марина Цветаева
_______________________________________________________________________________

Я был у ней; она сказала:
"Люблю тебя, мой милый друг!"
Но эту тайну от подруг
Хранить мне строго завещала.

Я был у ней; на прелесть злата
Клялась меня не променять;
Ко мне лишь страстию пылать,
Меня любить, любить, как брата.

Я был у ней; я с уст прелестной
Счастливое забвенье пил
И все земное позабыл
У девичьей груди прелестной.

Я был у ней; я вечно буду
С ее душой душою жить;
Пускай она мне изменит -
Но я изменником не буду.

7 января 1829, Алексей Кольцов
_____________________________________________________________________________


Я не имею больше власти
таить в себе любовные страсти.
Меня натура победила,
я, озверев, грызу удила,
из носа валит дым столбом
и волос движется от страсти надо лбом.

Ах если б мне иметь бы галстук нежный,
сюртук из сизого сукна,
стоять бы в позе мне небрежной,
смотреть бы сверху из окна,
как по дорожке белоснежной
ко мне торопится она.

Я не имею больше власти
таить в себе любовные страсти,
они кипят во мне от злости,
что мой предмет любви меня к себе
      не приглашает в гости.
Уже два дня не видел я предмета.
На третий кончу жизнь из пистолета.

Ах, если б мне из Эрмитажа
назло соперникам-врагам
украсть бы пистолет Лепажа
и, взор направив к облакам,
вдруг перед ней из экипажа
упасть бы замертво к ногам.

Я не имею больше власти
таить в себе любовные страсти,
они меня как лист иссушат,
как башню временем, разрушат,
нарвут на козьи ножки, с табаком раскурят,
сотрут в песок и измечулят.

Ах, если б мне предмету страсти
пересказать свою тоску,
и, разорвав себя на части,
отдать бы ей себя всего и по куску,
и быть бы с ней вдвоем на много лет
               в любовной власти,
пока над нами не прибьют могильную доску.

7 января 1933, Даниил Хармс, "Страсть"
_______________________________________________________________________

Кинул землю он родную
И с женой не распрощался.
Из одной земли в другую
Долго молодец шатался.
Наконец в земле литовской
Счастье парню привалило
И удачей молодцовской
Вдосталь наделило.
Был он конюхом сначала,
Полюбился королеве,
И она его ласкала,-
А потом повис на древе,
Потому что проследили,
Донесли и уличили!
Суд был строгий и короткий:
Королеву заточили,
Парня в петле удавили
Под ее окном с решеткой.

7 января 1896, Федор Сологуб
________________________________________________________________________________



Часы не свершили урока,
А маятник точно уснул,
Тогда распахнул я широко
Футляр их — и лиру качнул.

И, грубо лишенная мира,
Которого столько ждала,
Опять по тюрьме своей лира,
Дрожа и шатаясь, пошла.

Но вот уже ходит ровнее,
Вот найден и прежний размах.
. . . . . . . . . . . . . .
О сердце! Когда, леденея,
Ты смертный почувствуешь страх,

Найдется ль рука, чтобы лиру
В тебе так же тихо качнуть,
И миру, желанному миру,
Тебя, мое сердце, вернуть?..

07 января 1907, Иннокентий Анненский



Вот елки в небо упираются,
А вот – светясь в другом окне –
Березы лысые качаются,
Темнея ветками сквозь снег.
Не то что б в доме никого,
Но даже сумерки – того,
Когда приходит Рождество,
В том смысле, что не ждут его.

Конечно, дело не в бомже.
Причем тут бомж, когда уже
Снежинки пляшут неглиже
И свет на каждом этаже.

Прекрасен дом, прекрасен лес,
Сугроб со свечками и без,
И Тот, кто умер и воскрес,
Еще ребенок... S.O.S.


7–10 января 2013 г., Дмитрий Веденяпин,
«Бомж ((Christmas Carol)».



Свет течет из зимнего окна
прямиком под веки.
Это ты так сказочно бледна
От его опеки.
Первый ранний беженский мороз,
словно сопку,
прихватил копну твоих волос,
столь щемяще стриженную в скобку.

Обернись: мерцает за плечом
Вновь звезды серебряная клемма –
той, перебирающей лучом
крыш коньки и люльки Вифлиема.
И за горным ельником в зубцах
с валунами вместо изголовий –
на лотках в рождественских ларцах
тлеют угли мюнхенских зимовий.

Над свечами тусклыми уже,
в необъятной кирхе пропыленной
Дух Святой
завис на вираже
отзвуком осанны похоронной.
Наши души в плотских коробах,
тоже, статься, станут голубиней,
сквозь махровый сблизившись в потьмах
и фосфоресцирующий иней.


1989, «В рождество», Юрий Кублановский.



Ах, что за дни такие настают?
Куда приводит вешняя дорога?
Она ведет, ни мало и ни много,
В запретный сад, на улицу твою.
Ах, больше ты не выбежишь ко мне
По мокрым плитам авиавокзала,
Не скажешь, что в беспамятстве сказала,
Не поцелуешь пальцы на струне.
Как жаль, моя любимая, как жаль,
Что льдистая дорожка так поката,
Что радость не предвидится пока что,
Поскольку не предвидится печаль.
Как тяжелы вериги доброты!
Как вероятен ход невероятный,
Который путь с названием «обратный»
Низводит до глубокой правоты.
Прощай, моя любимая! Итак,
Я поджигаю мост на самом деле.
И спички, ты представь, не отсырели,
И легок мой обшарпанный рюкзак.


7 - 8 января 1978, Юрий Визбор.



Город зимний,
Город дивный,
Снег, как с яблонь,
Лепестками.
Словно крыльев
Лебединых
Осторожное дыханье.
Дворники,
Как пчеловоды,
Смотрят снежное роенье.
И заснеженной природы
Принимают настроенье.


7 января 1947, Давид Самойлов.


Tags: 19 век, 1947, 1978, 1989, 20 век, 2013, 21 век, 7, 7 января, Алексей Кольцов, Давид Самойлов, Даниил Хармс, Дмитрий Веденяпин, Иван Бунин, Иннокентий Анненский, Константин Романов, Марина Цветаева, Федор Сологуб, Юрий Визбор, Юрий Кублановский, классика, стихи, стихи нашеговремени, январь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments