Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

9 января. Маски и тени

Снова день 12-ти творений. Три Мандельштама уже было в предыдущем посте, в этом: пять от Блока (причем, тоже все от одного дня одного года) и по одному от еще четверых поэтов.

Но в камине дозвенели
Угольки.

За окошком догорели
Огоньки.

И над южным морем стонут
Журавли.

Верь лишь мне, ночное сердце,
Я - поэт!

Я какие хочешь сказки
Расскажу,

И какие хочешь маски
Приведу.

И пройдут любые тени
При огне,

Странных очерки видений
На стене.

И любой колени склонит
Пред тобой...

И любой цветок уронит
Голубой...


9 января 1907, Александр Блок,
"В углу дивана"



В длинной сказке
‎ Тайно кроясь,
Бьёт условный час.

В тёмной маске
‎ Прорезь
Ярких глаз.

Нет печальней покрывала,
‎ Тоньше стана нет...

— Вы любезней, чем я знала,
‎ Господин поэт!

— Вы не знаете по-русски,
‎ Госпожа моя...

На плече за тканью тусклой,
На конце ботинки узкой
‎ Дремлет тихая змея.


9 января 1907, «Сквозь винный хрусталь», Александр Блок.



А под маской было звездно.
Улыбалась чья-то повесть,
Короталась тихо ночь.

И задумчивая совесть,
Тихо плавая над бездной,
Уводила время прочь.

И в руках, когда-то строгих,
Был бокал стеклянных влаг.
Ночь сходила на чертоги,
Замедляя шаг.

И позвякивали миги,
И звенела влага в сердце,
И дразнил зеленый зайчик
В догоревшем хрустале.

А в шкапу дремали книги.
Там — к резной старинной дверце
Прилепился голый мальчик
На одном крыле.


9 января 1907, Александр Блок, «Под масками».




— Посмотри, подруга, эльф твой
‎ Улетел!
— Посмотри, как быстролётны
‎ Времена!

Так смеется маска маске,
Злая маска, к маске скромной
‎ Обратясь:
— Посмотри, как тёмный рыцарь
Скажет сказки третьей маске…

Тёмный рыцарь вкруг девицы
Заплетает вязь.

Тихо шепчет маска маске,
Злая маска — маске скромной…
‎ Третья — смущена...

И ещё темней — на темной
‎ Завесе окна
Тёмный рыцарь — только мнится…

‎ И стрельчатые ресницы
‎ Опускает маска вниз.
Снится маске, снится рыцарь…
— Тёмный рыцарь, улыбнись…

Он рассказывает сказки,
‎ Опершись на меч.
И она внимает в маске.
‎ И за ними — тихий танец
‎ Отдаленных встреч...

Как горит её румянец!
Странен профиль темных плеч!
‎ А за ними — тихий танец
‎ Отдалённых встреч.

И на завесе оконной
‎ Золотится
Луч, протянутый от сердца —
‎ Тонкий цепкий шнур.

И потерянный, влюблённый
‎ Не умеет прицепиться
Улетевший с книжной дверцы
‎ Амур.


9 января 1907, Александр Блок, «Бледные сказанья».



Вот прошёл король с зубчатым
‎ Пляшущим венцом.

Шут прошёл в плаще крылатом
‎ С круглым бубенцом.

Дамы с шлейфами, пажами,
‎ В розовых тенях.

Рыцарь с тёмными цепями
‎ На стальных руках.

Ах, к походке вашей, рыцарь,
‎ Шёл бы длинный меч!

Под забралом вашим, рыцарь,
‎ Нежный взор желанных встреч!

Ах, петуший гребень, рыцарь,
‎ Ваш украсил шлем!

Ах, скажите, милый рыцарь,
‎ Вы пришли зачем?

К нашим сказкам, милый рыцарь,
‎ Приклоните слух...

Эти розы, милый рыцарь,
‎ Подарил мне друг.

Эти розаны — мне, рыцарь,
‎ Милый друг принёс...

Ах, вы сами в сказке, рыцарь!
‎ Вам не надо роз...


9 января 1907, Александр Блок, «Тени на стене».


Не надо плакать. Видишь, там -- звезда,
там -- над листвою, справа. Ах, не надо,
прошу тебя! О чем я начал? Да,
-- о той звезде над чернотою сада;

на ней живут, быть может... что же ты,
опять! Смотри же, я совсем спокоен,
совсем... Ты слушай дальше: день был зноен,
мы шли на холм, где красные цветы...

Не то. О чем я говорил? Есть слово:
любовь, -- глухой глагол: любить... Цветы
какие-то мне помешали. Ты
должна простить. Ну вот -- ты плачешь снова.

Не надо слез! Ах, кто так мучит нас?
Не надо помнить, ничего не надо...
Вон там -- звезда над чернотою сада...
Скажи -- а вдруг проснемся мы сейчас?


9. 1. 1923, «Finis», Владимир Набоков



Кончается мой день земной.
Встречаю вечер без смятенья,
И прошлое передо мной
Уж не отбрасывает тени -

Той длинной тени, что в своем
Беспомощном косноязычьи,
От всех других теней в отличье,
мы будущим своим зовем.


9 января 1927, София Парнок.




В полях, далеко от усадьбы,
Зимует просяной омет.
Там табунятся волчьи свадьбы,
Там клочья шерсти и помет.
Воловьи ребра у дороги
Торчат в снегу - и спал на них
Сапсан, стервятник космоногий,
Готовый взвиться каждый миг.

Я застрелил его. А это
Грозит бедой. И вот ко мне
Стал гость ходить. Он до рассвета
Вкруг дома бродит при луне.
Я не видал его. Я слышал
Лишь хруст шагов. Но спать невмочь.
На третью ночь я в поле вышел...
О, как была печальна ночь!

Когтистый след в снегу глубоком
В глухие степи вел с гумна.
На небе мглистом и высоком
Плыла холодная луна.
За валом, над привадой в яме,
Серб маячила ветла.
Даль над пустынными нолями
Была таинственно светла.

Облитый этим странным светом,
Подавлен мертвой тишиной,
Я стал - и бледным силуэтом
Упала тень моя за мной.
По небесам, в туманной мути,
Сияя, лунный лик нырял
И серебристым блеском ртути
Слюду по насту озарял.

Кто был он, этот полуночный
Незримый гость? Откуда он
Ко мне приходит в час урочный
Через сугробы на балкон?


Иль он узнал, что я тоскую,
Что я один? что в дом ко мне
Лишь снег да небо в ночь немую
Глядят из сада при луне?

Быть может, он сегодня слышал,
Как я, покинув кабинет,
По темной зале в спальню вышел,
Где в сумраке мерцал паркет,
Где в окнах небеса синели,
А в этой сини четко встал
Черно-зеленый конус ели
И острый Сириус блистал?

Теперь луна была в зените,
На небе плыл густой туман...
Я ждал его, - я шел к раките
По насту снеговых полян,
И если б враг мой от привады
Внезапно прянул на сугроб, -
Я б из винтовки без пощады
Пробил его широкий лоб.

Но он не шел. Луна скрывалась,
Луна сияла сквозь туман,
Бежала мгла... И мне казалось,
Что на снегу сидит Сапсан.
Морозный иней, как алмазы,
Сверкал на нем, а он дремал,
Седой, зобастый, круглоглазый,
И в крылья голову вжимал.
И был он страшен, непонятен,
Таинственен, как этот бег
Туманной мглы и светлых пятен,
Порою озарявших снег, -
Как воплотившаяся сила
Той Воли, что в полночный час
Нас страхом всех соединила -
И сделала врагами нас.


9.I.1905, Иван Бунин, "Сапсан"


Губы привыкли к гуду,
Слух глухотой забило.
Если тебя забуду,
Значит, себя забыла.

Возраст галлюцинаций.
Полночь прибило к полдню.
Честно если признаться,
Только тебя и помню.

Ну воротись хоть тенью!
Как повела дорога
В слякотный день весенний,
Так и гостишь у Бога.


9 января 2008, Инна Лиснянская.





Tags: 20 век, 2008, 21 век, 9, 9 января, Александр Блок, Владимир Набоков, Иван Бунин, Инна Лиснянская, София Парнок, классика, стихи, стихи нашего времени, январь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments