?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
9 января. Маски и тени
Сокол
vazart
Снова день 12-ти творений. Три Мандельштама уже было в предыдущем посте, в этом: пять от Блока (причем, тоже все от одного дня одного года) и по одному от еще четверых поэтов.

Но в камине дозвенели
Угольки.

За окошком догорели
Огоньки.

И над южным морем стонут
Журавли.

Верь лишь мне, ночное сердце,
Я - поэт!

Я какие хочешь сказки
Расскажу,

И какие хочешь маски
Приведу.

И пройдут любые тени
При огне,

Странных очерки видений
На стене.

И любой колени склонит
Пред тобой...

И любой цветок уронит
Голубой...


9 января 1907, Александр Блок,
"В углу дивана"



В длинной сказке
‎ Тайно кроясь,
Бьёт условный час.

В тёмной маске
‎ Прорезь
Ярких глаз.

Нет печальней покрывала,
‎ Тоньше стана нет...

— Вы любезней, чем я знала,
‎ Господин поэт!

— Вы не знаете по-русски,
‎ Госпожа моя...

На плече за тканью тусклой,
На конце ботинки узкой
‎ Дремлет тихая змея.


9 января 1907, «Сквозь винный хрусталь», Александр Блок.



А под маской было звездно.
Улыбалась чья-то повесть,
Короталась тихо ночь.

И задумчивая совесть,
Тихо плавая над бездной,
Уводила время прочь.

И в руках, когда-то строгих,
Был бокал стеклянных влаг.
Ночь сходила на чертоги,
Замедляя шаг.

И позвякивали миги,
И звенела влага в сердце,
И дразнил зеленый зайчик
В догоревшем хрустале.

А в шкапу дремали книги.
Там — к резной старинной дверце
Прилепился голый мальчик
На одном крыле.


9 января 1907, Александр Блок, «Под масками».




— Посмотри, подруга, эльф твой
‎ Улетел!
— Посмотри, как быстролётны
‎ Времена!

Так смеется маска маске,
Злая маска, к маске скромной
‎ Обратясь:
— Посмотри, как тёмный рыцарь
Скажет сказки третьей маске…

Тёмный рыцарь вкруг девицы
Заплетает вязь.

Тихо шепчет маска маске,
Злая маска — маске скромной…
‎ Третья — смущена...

И ещё темней — на темной
‎ Завесе окна
Тёмный рыцарь — только мнится…

‎ И стрельчатые ресницы
‎ Опускает маска вниз.
Снится маске, снится рыцарь…
— Тёмный рыцарь, улыбнись…

Он рассказывает сказки,
‎ Опершись на меч.
И она внимает в маске.
‎ И за ними — тихий танец
‎ Отдаленных встреч...

Как горит её румянец!
Странен профиль темных плеч!
‎ А за ними — тихий танец
‎ Отдалённых встреч.

И на завесе оконной
‎ Золотится
Луч, протянутый от сердца —
‎ Тонкий цепкий шнур.

И потерянный, влюблённый
‎ Не умеет прицепиться
Улетевший с книжной дверцы
‎ Амур.


9 января 1907, Александр Блок, «Бледные сказанья».



Вот прошёл король с зубчатым
‎ Пляшущим венцом.

Шут прошёл в плаще крылатом
‎ С круглым бубенцом.

Дамы с шлейфами, пажами,
‎ В розовых тенях.

Рыцарь с тёмными цепями
‎ На стальных руках.

Ах, к походке вашей, рыцарь,
‎ Шёл бы длинный меч!

Под забралом вашим, рыцарь,
‎ Нежный взор желанных встреч!

Ах, петуший гребень, рыцарь,
‎ Ваш украсил шлем!

Ах, скажите, милый рыцарь,
‎ Вы пришли зачем?

К нашим сказкам, милый рыцарь,
‎ Приклоните слух...

Эти розы, милый рыцарь,
‎ Подарил мне друг.

Эти розаны — мне, рыцарь,
‎ Милый друг принёс...

Ах, вы сами в сказке, рыцарь!
‎ Вам не надо роз...


9 января 1907, Александр Блок, «Тени на стене».


Не надо плакать. Видишь, там -- звезда,
там -- над листвою, справа. Ах, не надо,
прошу тебя! О чем я начал? Да,
-- о той звезде над чернотою сада;

на ней живут, быть может... что же ты,
опять! Смотри же, я совсем спокоен,
совсем... Ты слушай дальше: день был зноен,
мы шли на холм, где красные цветы...

Не то. О чем я говорил? Есть слово:
любовь, -- глухой глагол: любить... Цветы
какие-то мне помешали. Ты
должна простить. Ну вот -- ты плачешь снова.

Не надо слез! Ах, кто так мучит нас?
Не надо помнить, ничего не надо...
Вон там -- звезда над чернотою сада...
Скажи -- а вдруг проснемся мы сейчас?


9. 1. 1923, «Finis», Владимир Набоков



Кончается мой день земной.
Встречаю вечер без смятенья,
И прошлое передо мной
Уж не отбрасывает тени -

Той длинной тени, что в своем
Беспомощном косноязычьи,
От всех других теней в отличье,
мы будущим своим зовем.


9 января 1927, София Парнок.




В полях, далеко от усадьбы,
Зимует просяной омет.
Там табунятся волчьи свадьбы,
Там клочья шерсти и помет.
Воловьи ребра у дороги
Торчат в снегу - и спал на них
Сапсан, стервятник космоногий,
Готовый взвиться каждый миг.

Я застрелил его. А это
Грозит бедой. И вот ко мне
Стал гость ходить. Он до рассвета
Вкруг дома бродит при луне.
Я не видал его. Я слышал
Лишь хруст шагов. Но спать невмочь.
На третью ночь я в поле вышел...
О, как была печальна ночь!

Когтистый след в снегу глубоком
В глухие степи вел с гумна.
На небе мглистом и высоком
Плыла холодная луна.
За валом, над привадой в яме,
Серб маячила ветла.
Даль над пустынными нолями
Была таинственно светла.

Облитый этим странным светом,
Подавлен мертвой тишиной,
Я стал - и бледным силуэтом
Упала тень моя за мной.
По небесам, в туманной мути,
Сияя, лунный лик нырял
И серебристым блеском ртути
Слюду по насту озарял.

Кто был он, этот полуночный
Незримый гость? Откуда он
Ко мне приходит в час урочный
Через сугробы на балкон?


Иль он узнал, что я тоскую,
Что я один? что в дом ко мне
Лишь снег да небо в ночь немую
Глядят из сада при луне?

Быть может, он сегодня слышал,
Как я, покинув кабинет,
По темной зале в спальню вышел,
Где в сумраке мерцал паркет,
Где в окнах небеса синели,
А в этой сини четко встал
Черно-зеленый конус ели
И острый Сириус блистал?

Теперь луна была в зените,
На небе плыл густой туман...
Я ждал его, - я шел к раките
По насту снеговых полян,
И если б враг мой от привады
Внезапно прянул на сугроб, -
Я б из винтовки без пощады
Пробил его широкий лоб.

Но он не шел. Луна скрывалась,
Луна сияла сквозь туман,
Бежала мгла... И мне казалось,
Что на снегу сидит Сапсан.
Морозный иней, как алмазы,
Сверкал на нем, а он дремал,
Седой, зобастый, круглоглазый,
И в крылья голову вжимал.
И был он страшен, непонятен,
Таинственен, как этот бег
Туманной мглы и светлых пятен,
Порою озарявших снег, -
Как воплотившаяся сила
Той Воли, что в полночный час
Нас страхом всех соединила -
И сделала врагами нас.


9.I.1905, Иван Бунин, "Сапсан"


Губы привыкли к гуду,
Слух глухотой забило.
Если тебя забуду,
Значит, себя забыла.

Возраст галлюцинаций.
Полночь прибило к полдню.
Честно если признаться,
Только тебя и помню.

Ну воротись хоть тенью!
Как повела дорога
В слякотный день весенний,
Так и гостишь у Бога.


9 января 2008, Инна Лиснянская.