?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
11 января. Холодное солнце, золото-розовый свет
Сокол
vazart
Трудновато живется на свете
Без весеннего солнца лучей.
Все как будто бы чьи-нибудь дети
Только ты - самый глупый - ничей

Сходу вспомнилось раннее детство
Где от всякого страшного зла
Нас спасало простейшее средство -
Громче плакать. Чтоб мамка пришла.


11 января 2008 года, «Трудности зимнего периода жизни»,
chen_kim Чен Ким


Весна!.. мне сердце прошептало,
Когда увидел я вчера
С какою радостью летала,
Кружась у нашего двора,

Ворон пригревшаяся стая,
Как дали неба голубы,
И как под ярким солнцем тая,
Сосульки падали с трубы.

Сегодня бешеным набегом,
Собравшись с силами, зима
Покрыла за ночь новым снегом
Деревья, лужи и дома.

Но пусть мороз стекло туманит,
Пусть рядит инеем сосну
Я верю: – сердце не обманет
Пророча близкую весну.


<11 января 1914 г. Суббота. Москва> Николай Минаев.


Помнишь вечер розовый?
Гас закат вдали,
Рощицей березовой
Мы с тобою шли.

Помнишь, сели рядом мы
На прогнивший пень,
Провожая взглядами
Уходящий день?

С поля пахло сладостно
Скошенной травой,
И по-детски радостно
Было нам с тобой.

Ласкою стыдливою
Твой светился взгляд…
А когда, счастливые,
Мы пошли назад

В рощице березовой
Гас последний свет…
Помнишь вечер розовый,
Помнишь или нет?!


<11 января 1918 г. Четверг. Москва> Николай Минаев.




11 Января 1945 года^
"В Москве. На рассвете, когда в Москве перед окнами у всех галки летят куда-то по своим делам, кот мой садится на подоконник и начинает, следя за галочьим полетом, водить головой вверх и вниз и в стороны. Сегодня – счастье! – радиаторы совсем теплые, и оттого окно сильно запотело и коту очень плохо стало галок считать. Так что же он, шельмец, выдумал. Поднялся на задние лапы, передние на стекло, и ну протирать, ну протирать. Когда же протер и стекло стало ясное, то опять спокойно уселся, как фарфоровый, и опять, считая галок, принялся водить головой вверх, вниз и в стороны." - из дневника Михаила Пришвина.

Совершенно любое живое –
В неподвижности скрыты узлы,
Континенты, как лодки конвоя,
Или как в караване ослы –
Не торопятся дрейфовать, что ли… -
И на карте то льды, то земля,
То вода – растворение соли,
Облака – как наряд короля,
Хочешь вакуум? – двигайся выше,
Над зелёным и синим пари,
Говори, говори – я не слышу,
Я опять позабыл буквари,
И смотрю то на снег, то на ветку,
На синицу, клеста, снегиря…
На открытую в зарево клетку,
Тихим вечером в ночь января…


11 января 2015, «Тихим вечером. Закат»,
budnitsky Илья Будницкий.

Бедное мое тело
Разрезано вкривь и вкось.
Солнце закатное село,
И свидеться не удалось.

Красный рубец на шраме
Выглядит так светло.
Закат в деревянной раме
Чуть золотит стекло.

Сколько еще осталось,
Ветреных этих лет,
Солнцу присуща усталость,
Последней надежде – нет.

Надену опять хламиду.
Выйду в зеленый сад.
Я пережил обиду
Жизнью, скитаясь, над.

Павлины смешны, как дети,
Луна черна и влажна.
Справа по лавкам – дети,
Слева моя княжна.

Сам пропадаю в раже
Уймы насущных дел.
Я бы не умер даже
Если бы захотел.


«Закат в деревянной раме», 11 января 2016 года. Леонид Латынин,
latynin


твой ангел тише моего
невидимый почти
как птицу напою его
уставшего в пути
я накормлю его с руки
и дам ночлег ему
покуда мы с тобой близки
и не ушли во тьму
он на рассвете в облаках
растает как звезда
и вместе с ним исчезнет страх
навечно навсегда

11.01.2016, Феликс Чечик