?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
3 февраля. Отчего урожай?
Сокол
vazart
Стихотворение Владимира Маяковского "Урожайный марш", напечатанное в газете "Комсомольская правда" 3 февраля 1929 года, до сих пор не появлялось в моем блоге по причине того, что не укладывалось оно никак к другим поэтическим творениям третьего дня февраля, не лезло ни в какие ворота замыслов моих постов, а пост из одиночного стихотворения я обычно делаю в случае, во-первых, если оно "свежеиспеченное", только-только опубликованное автором и найденное мною, и, во-вторых, - если это шедевр. "Урожайный марш" на шедевр не тянет, но и забыть я о нем не мог - Маяковского у меня мало в блоге, а к тезке-поэту со школы не равнодушен. И вот сегодня появился у меня отличный повод обнародовать этот стих у своем журнале.


Помог мне в этом Михаил Пришвин, который 3 февраля 1953 года (писателю - 80 лет без одного дня), вдруг вспоминает Маяковского в своем дневнике:

Мальчишка-редактор стремился в мою речь вставить свои слова. Не будь Ляли, я бы его выставил, но Ляля меня сдерживала. Дошло до того, что мои слова «урожай от погоды, а слово от народа» были им вычеркнуты с такой репликой: «урожай не только от погоды».
Благодаря Ляле я выдержал поправку, но за время этой экзекуции лишился совершенно того поэтического наплыва охоты писать, который сейчас меня отличает от многих. Как и все, я почувствовал на себе тяготение слов Маяковского: «Мне наплевать на то, что я поэт».

Вспоминается день, когда вождь секты «Новый Израиль» Павел Михайлович Легкобытов сказал Блоку: «Поймите, Александр Александрович, что мы здесь представляем из себя кипящий чан, в котором все мы со своими штанами и юбками сварились в единое существо. Бросьтесь вы в наш чан, и мы воскресим вас вождем народа». Блок ответил, что так просто располагать собой он не в состоянии, он не может «бросить» себя (у Маяковского – «наплевать»).

От Блока до Маяковского.
И вот случилось, что нашелся такой поэт, что бросил себя и даже наплевал на себя (...) И бросился в чан. Вот так надо и нам: настоящее «слово правды» требует решения: умереть в горе, как Блок, или броситься в чан, как Маяковский. Где же ты, Михаил? Вот когда подходишь к этому вопросу, тут и лишаешься охоты писать свое «Слово правды», чувствуешь отвращение к себе и своему делу и стоишь как бы у самой границы какого-то важного решения.
Ляля старается отвести мою работу «Слово правды» от зависимости ее от спора между Блоком и Маяковским и поставить ее «по ту сторону», как умел я ставить до сих пор все мое писательство.


Ну вот, а теперь, собственно, марш, написанный в год великого перелома вышедшим из чана Маяковским.


Урожайный марш

Добьемся урожая мы —
втройне,
земля,
рожай!

Пожалте,
уважаемый
товарищ урожай!
Чтоб даром не потели мы

по одному,
по два —

колхозами,
артелями
объединись, братва.
Земля у нас хорошая,
землица неплоха,

да надобно
под рожь ее
заранее вспахать.
Чем жить, зубами щелкая
в голодные года,

с проклятою
с трехполкою
покончим навсегда.
Вредителю мы
начисто
готовим карачун.
Сметем с полей
кулачество,

сорняк
и саранчу.
Разроем складов завали.
От всех
ответа ждем, —

чтоб тракторы
не ржа́вел и
впустую под дождем.
Поля
пройдут науку
под ветром-игруном…
Даешь
на дружбу руку,
товарищ агроном!
Земля
не хочет более

терпеть
плохой уход, —

готовься,
комсомолия,
в передовой поход.
Кончай
с деревней серенькой,

вставай,
который сер!

Вперегонки
с Америкой
иди, СССР!
Добьемся урожая мы —

втройне,
земля,
рожай!

Пожалте,
уважаемый
товарищ урожай!

1929