?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
25 февраля. Луна в планетарии и кабинетные баталии
Сокол
vazart
Из дневников генарала- полковника авиации, куратора от ВВС Центра подготовки космонавтов Николая Каманина.

1966:
25 февраля. Сегодня проводили занятия в московском планетарии. Присутствовали Главком Вершинин, маршал Руденко, все космонавты и слушатели-космонавты, было много товарищей и из других военных организаций, занимающихся космосом. Главная тема занятий — Луна. Мы прослушали лекции трех наших крупнейших знатоков Селены. Троицкий, Козырев и Михайлов очень хорошо изложили нам все, что на сегодня известно о Луне. Особенно интересным было сообщение Козырева о том, что поверхность Луны формировалась под воздействием вулканических процессов и приливных явлений из-за влияния Земли. Метеорные тела тоже оставили свои отпечатки на лике Луны. Мне лунная поверхность представляется в виде слегка затвердевшего мха.

1971:
25 февраля. Получил сегодня предательский удар в спину. Я знал, что с приходом Кутахова мой тыл будет не защищен — на активную поддержку нового Главкома, как это было при Вершинине, я никогда не рассчитывал, но и исключал трусость и предательство с его стороны. На деле маршал Кутахов оказался очень трусливым.
Вчера Кутахову позвонил заместитель председателя Совмина Л.В. Смирнов и пожаловался на мою непримиримую позицию в вопросе о продолжительности предстоящего полета на ДОС-7К. В.П. Мишин очень широко разрекламировал этот полет как тридцатисуточный — он доложил о нем Устинову, Смирнову и, по его словам, даже Брежневу. К защите своего предложения Мишин привлек сотрудников Минздрава Бурназяна, Воробьева, Газенко, Гуровского, а также аппарат ЦК КПСС и Совмина. Между тем, анализ итогов полета Николаева и Севастьянова на «Союзе-9», проведенный научной конференцией в ЦПК, не дает никаких оснований для резкого увеличения продолжительности пилотируемых полетов. Космонавты, врачи и другие специалисты записали в решении конференции, что продолжительность полетов следует наращивать не большими скачками (18—30—60 суток), а постепенно и параллельно с усовершенствованием средств, обеспечивающих длительное пребывание человека в невесомости без ущерба для его здоровья. Длительность первого полета на ДОС-7К по рекомендации конференции не должна превышать 20—24 суток.
После звонка Смирнова Кутахов, пытаясь опорочить решение конференции и мою твердую позицию в этом вопросе, заявил мне по телефону: «Не нужно было созывать такую конференцию и принимать такие решения — начальство лучше знает, как и сколько времени летать в космосе». Главком дал мне ясно понять, что он не будет меня поддерживать. Тем хуже для него.



(текст взят на страницах проекта ПРОЖИТО).