?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
4 марта. Вид из окна на Дорогу
Сокол
vazart
Стих клубится над чашками в доме,
И когда я распластан на льду —
Он меня подзывает ладонью,
На которой я просо найду.

Если слух твой не знал изобилья —
Наблюдай через доски сама,
Как петушьи короткие крылья
Над привычкой парят без ума.

Нас Творец не учил диалогу,
Презирая двойное вранье.
Мы же видим из окон дорогу:
Дай нам Бог что-то знать про нее.


4.03.1997, Тюрин Илья, «Е.С.»

_______________________________________


Я помню длительные муки:
Ночь догорала за окном;
Ее заломленные руки
Чуть брезжили в луче дневном.

Вся жизнь, ненужно изжитая,
Пытала, унижала, жгла;
А там, как призрак возрастая,
День обозначил купола;

И под окошком участились
Прохожих быстрые шаги;
И в серых лужах расходились
Под каплями дождя круги;

И утро длилось, длилось, длилось...
И праздный тяготил вопрос;
И ничего не разрешилось
Весенним ливнем бурных слез.


4 марта 1908, Александр Блок.

__________________________________________

Безвозвратная, вечно-родная,
эти слезы, чуть слышно звенящие,
проливал я, тебя вспоминая.
Поглядел я на звезды, горящие,
как высокие скорбные мысли,
и лучи удлинялись колючие,
ослепили меня и повисли
на ресницах жемчужины жгучие.

О, стекайте по тайным морщинам,
слезы яркие, слезы тяжелые!
Над минувшим, над счастьем единым
разгорайтесь, лучи невеселые...
Все ушло, все дороги смешались,
разлюбил я напевы искусные...
Только звезды у сердца остались,
только звезды, большие и грустные...


4 марта 1920, Владимир Набоков.

__________________________________________

И город весь стоит оледенелый.
Как под стеклом деревья, стены, снег.
По хрусталям я прохожу несмело.
Узорных санок так неверен бег.
А над Петром воронежским — вороны,
Да тополя, и свод светло-зеленый,
Размытый, мутный, в солнечной пыли,
И Куликовской битвой веют склоны
Могучей, победительной земли.
И тополя, как сдвинутые чаши,
Над нами сразу зазвенят сильней,
Как будто пьют за ликованье наше
На брачном пире тысячи гостей.
А в комнате опального поэта
Дежурят страх и Муза в свой черед.
И ночь идет,
Которая не ведает рассвета.


4 марта 1936, Анна Ахматова, «Воронеж» , посвящение Осипу Мандельштаму.

_________________________________________

Я видел озеро, стоявшее отвесно, —
С разрезанною розой в колесе
Играли рыбы, дом построив пресный.
Лиса и лев боролись в челноке.

Глазели внутрь трех лающих порталов
Недуги — недруги других невскрытых дуг.
Фиалковый пролет газель перебежала,
И башнями скала вздохнула вдруг, —

И, влагой напоен, восстал песчаник честный,
И средь ремесленного города-сверчка
Мальчишка-океан встает из речки пресной
И чашками воды швыряет в облака.


4 марта 1937, Осип Мандельштам, «Реймс-Лаон»

___________________________________________

Дорога на Паршино, дале – к Тарусе
Но я возвращаюсь вспять ветра и звёзд.
Движенье мое прижилось в этом русле
Длинною туда и обратно – в шесть вёрст.

Шесть множим на столько, что ровно несметность
Получим. И этот туманный итог
Вернём очертаньям, составившим местность
В канун её паводков и поволок.

Мой ход непрерывен. Я словно теченье.
Мой долг – подневольно влачиться вперёд.
Небес близлежащих ночное значенье
Мою протяженность питает и пьёт.

Я – свойство дороги, черта и подробность
Зачем сочинитель её жития
всё гонит и гонит мой робкий прообраз
В сюжет, что прочней и пространней, чем я?

Близ Паршино и поворота к Тарусе
Откуда мне знать, сколько минуло лет?
Текущее вверх, в изначальное устье,
всё странствие длится, а странника нет.


4-5 марта 1984, Белла Ахмадулина.

___________________________________________________

В вечный покой любовь проводив,
Больше не знаю, кто мёртв, кто жив,
Кто откровенен, кто лжив,

Чьё в коридоре висит пальто,
Если сюда не входил никто
Лет, наверное, сто.

Что за абсурд вылезать из сна
Ради единственного окна,
Перед которым стена

Вовсе без окон и без дверей
И состоит не из камней —
Из календарных дней.


4 марта 2004, Инна Лиснянская.

______________________________________________________

Нет ни дна, ни покрова. И вовсе развален мой быт.
За инерцией слова инерция жизни стоит.
Только я не такая, чтобы жизнь доводить до нытья,
Я её растолкаю, иначе я буду не я.
Как-никак, жизнь есть гостья на чудной, на грешной земле, —
Угощу её горстью камней и винишком в стекле.
Пусть грызёт она камни и пусть запивает винцом,
Слышишь, не потакай ей, мой ангел с усталым лицом.


4 марта 2004, Инна Лиснянская.

_________________________________________________________

Я мог бы лежать на афганской меже,
Убитый и всеми забытый уже.
И мог бы, судьбу окликая: «Мадам,
Позвольте, я Вам поднесу чемодан!»,
В Чите под перроном похмельный «боржом»
По-братски делить с привокзальным бомжом...

Я мог бы калымить в тобольской глуши,
Где хуже медведей тифозные вши;
Тяжелым кайлом натирая ребро,
Под Нерчинском в штольне рубить серебро
Я мог бы... Но жизнь, изгибаясь дугой,
По-барски дарила и шанс, и другой.

Иные галеры - иной переплет.
И вновь под ногами старательский лед:
В словесной руде пробиваюсь пером -
Меня подгоняет читинский перрон
И тот, кто остался лежать на меже,
Убитый и всеми забытый уже.


Год 2008, 4 марта. «Я мог бы…»
, Игорь Царев.
________________________________________________


мы понедельничные нервы
зажать пытаемся в кулак.
мущщины - гады, бабы - стервы
и стопудов - весь мир - бардак.

опять рабочая неделя...
спокоен только машинист -
он видит свет в конце туннеля -
поскольку он душою чист.


4 марта 2008, «Простой стишок про метро в понедельник»,
chen_kim.
________________________________________________________________


Все шепчет и шепчет прощальное эхо,
Слова раздевая до голых клише,
Грехи образуя из мелких огрехов...
Но нет ни шампанского, ни Бомарше.

Есть чай и варенье из грецких орехов,
Беззвучно и горько смеющийся Чехов –
Редчайшей из всех разновидностей смеха –
До боли и света в душе...


Анна Полетаева,lapushka1 04.03.2009