Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

14 марта. Контрасты мартовского дня

текущего века.

_____________________________________________________________________
Здесь, где руки целовала
Всем и пальцем в небо тыкала,
Осень я отбедовала,
Зиму я отгоремыкала.

Как звезда от снега тусклая,
Брезжит дом мой вдалеке.
Помирать хочу на русском я,
На молочном языке.


14 марта 2008, Инна Лиснянская

________________________________________________________________________

Не знаю по какой причине дневные первачи да воры
Нас ненароком приучили ценить ночные разговоры:
Себя не относя к богеме, пока мозги не заржавели,
Нам интересней о Гогене, чем о Бали и Куршевеле...
Не о Таможенном законе, но о Басё и Мураками...
И тьма клубится в заоконье, смеясь над нами, дураками,
Шуты кривляются у рампы, грызет поноску век шакалий...
А мы с тобой не толерантны - нам интересней о Шагале...
Строкой болезненной увиты от лагерного Мандельштама,
Мы исчезающие виды из вымирающего штамма.
И все печальнее мотивы звучат в библиотечных гетто.
И все бледней альтернативы у бедного интеллигента...
Жалейте или не жалейте, но над Москвой почти светает
И дворник в розовом жилете все на своем пути сметает.


14 марта 2012, «Ночные разговоры», Игорь Царев


____________________________________________
Всех суффиксов лишена, цветет на костях природа,
и только лишь тишина не требует перевода,
добро получить - свое, трофейное зло – не надо,
проглатываешь ее, как будто смолу из яда.

Восходит уроборос, чумная звезда-обида,
проснется строитель грез, читающий Майна Рида,
и сразу поймете вы, тоскуя в краю скалистом,
что всадник без головы – был геем и пацифистом.

Шериф его называл безбашенным сердцеедом,
восходит другой овал и третий восходит следом,
он бил себя по щекам перчаткою, для примера,
втолковывал мужикам о позе «миссионера».


14.03.2015, Александр Кабанов.


_______________________________________

В эпоху юности блудливой, напоминающей запой,
Еще безрогой, но бодливой, отменно зоркой, но слепой,
Бессильный бог, неумелый гений, ничей не муж, ничей не зять —
Я ставил выше всех умений уменье вовремя сказать:
— Отныне все. Отныне хватит. Не сомневаясь, не трясясь,
Отныне часа не потратит моя душа на эту связь.
Здесь никого уже не будит ни закат, ни рассвет,
Здесь ничего уже не будет, и ничего уже нет.
Не затевай высокой драмы на общепитовском пиру,
Не жди зияния от ямы, не путай бездну и дыру.
Пока не бьюсь за каждый день я, пока я молод и брезглив —
Нет хуже лжи, чем примиренье. Нет высшей страсти, чем разрыв.
Не разводи садов в пустыне, с ней труд не сладит никакой,
Не брезгуй средствами простыми — забыть, забить, махнуть рукой,
Без тени ложного стыда, не тратя лучших лет,
Иди туда, не знаю куда,
Но не сюда,
Нет,
Нет.
В эпоху зрелости безлюдной, побитой чуть сединой и ржой,
Среди паскудной, неподсудной, еще родной, уже чужой,
Среди бессмысленных сомнений — нельзя вперед, смешно назад, —
Я ставлю выше всех умений уменье вовремя сказать:
— Отныне все. Отныне хватит. Не пополняя стад и стай,
Отныне года не потратит моя душа на этот край.
Здесь никого уже не судит ни пророк, ни поэт,
Здесь ничего уже не будет, и ничего уже нет.
Не жди прозрения от зверства и не спасай чужую жизнь,
Порви канат, развейся, взвейся, за эту почву не держись,
Своих трудов в нее не вкладывай, изничтожаться не мешай,
И не гадай, и не загадывай, и ни о чем не вопрошай,
Иссякшей почвы не возделывай, не заселяй проклятых мест,
Сменяй на крестик можжевеловый их золотой могильный крест,
Не обольщайся давним детством, не повторяй ему «Сезам!»,
Не удивляйся их злодействам, не умиляйся их слезам,
Не трать последние года на их прокисший бред,
Иди туда, не знаю куда,
Но не сюда,
Нет,
Нет.
В эпоху старости постылой, скупой и блеклой, как Кощей,
Такой тупой, такой постыдной, такой совсем, такой вообще,
Смешной для новых поколений, как разорившаяся знать, —
Поставлю выше всех умений уменье вовремя сказать:
— Отныне все. Отныне хватит. Прошла пора ломать комедь.
Кто страсть и Родину утратит, о чем еще тому жалеть?
Нас не сожжет и не остудит ни вопрос, ни ответ —
Здесь ничего уже не будет, и ничего уже нет.
Здесь все давно пришло в негодность, ушло в утиль, достигло дна,
И только гордость, только гордость чего-то стоила одна.
Она одна еще тверда,
И как всегда,
Горда.
Иди туда, не знаю куда,
И никогда,
Да,
Да.


14 марта 2016 года, «Горячий блюз», Дмитрий Быков, «Новая газета».
__
«Холодный блюз» был опубликован в «Новой газете» от 6 октября 2014 года
Tags: 14, 14 марта, 2008, 2012, 2015, 2016, 21 век, Александр Кабанов, Дмитрий Быков, Игорь Царев, Инна Лиснянская, март, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments