?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
21 марта. Стихи дня поэзии. 21 век. Вторая часть
Сокол
vazart
Поэты, берегите себя, пожалуйста! С праздником, да не покинет Вас вдохновение!


С детства мечтала попасть в многоцветный Китай.
Но слишком поздно стали меня приглаша…
Мечта моя — бабочка, крылышко в снег не макай,—
Даже несбывшаяся мечта хороша.
В туман завернулся Лондон, Париж — в дожди.
Если б не книги, не знала бы вовсе о них.
Крылышками трепещи, бабочка, но улетать подожди
Пока я ещё держусь на своих двоих.
Видишь, синее море льнёт к моему окну,
Твой трепет пошёл на зыбь, на солнце — твоя пыльца.
Я в горизонт трёхперстье сейчас обмакну,
А там не будет конца, не будет конца.


21 марта 2010, Инна Лиснянская.



Если б время лечило, куда нам такое здоровье?
Здравствуй, свет мой,
и сколько сердец у тебя отросло?
Как теперь оказалось: одно из важнейших условий –
чтоб тебя не любили кому-то назло.
Самое сложное, Тэйми, признание в нелюбови…

Стопки писем в моей голове не нашли адресата,
но я помню их все наизусть, до последней строки.
Мы безудержно смертны
и, значит, уже виноваты.
Если надо платить, с нас по полной возьмут за стихи
(даже есть подозрение, Тэйми, что предоплатой).

Там, где все говорят преимущественно о личном,
не понять, кто живой,
а кто лишь притворился живым.
Половина из них даже сдохнуть готовы публично,
ибо больше гарантий, что кто-то заплачет по ним –
по смешным, по обычным, по лишним…

Тэйми, прошлого нет.
Моим письмам, отсюда летящим,
никуда не дойти,
и времён больше нет никаких.
И однажды ты просыпаешься в происходящем,
прямо здесь, посреди этих прямоходящих,
среди этих живущих с тобою, живых-неживых.

Кто мы, Тэйми, теперь,
побывавшие трижды у грани,
разглядевшие всех, кто безмолвно стоит за плечом?
Мастера́ недосказанных чувств, мастера́ состояний...
Потому мы молчим ни о чём, говорим ни о чём,
и сокрытое под сургучом
глубже таинств прелюбодеяний.


21 марта 2011, Елена Касьян (pristalnaya ), "Десятое из писем Тэйми".


***
Не дари ты их мне — ни живых, ни мертвых,
ни в тюремных горшках, распустивших нюни,
ни в торжественных похоронных свертках,
подари мне поле цветов в июне.
А слабо — все поле? Чтоб днем и ночью
стрекотало, пело жужжало рядом,
семантическое, ага, в цветочек,
в мотылек, в кузнечик, в листок дырявый.
Я бы этим полем твоим владела,
любовалась, глаз с него б не сводила,
и вдыхала запах бы и балдела,
и бродила, и хоровод водила.

21 марта 2012, Надя Делаланд, Н.Неизвестная

вскинуться на конечном контроле, в безлюдном солнечном терминале
господи, какую мы чушь пороли, как чужую про нас прилежно запоминали
как простые ответы из нас вытягивались клещами
сколько чистого света слабые хрусталики не вмещали
что за имена у нас бились в височной доле, почему мы их вслух не произносили
сколько мы изучили боли, так ничего не узнав о силе

маялись, потели, пеклись о доме и капитале,
пока были при теле, рожали бы и ваяли, но мы роптали,
пересчитывали потери под нарастающий жадный рокот,
ничьей помощи не хотели, не позволяли больного трогать
подрывались в запале производить килотонны пыли
шибко много мы понимали, покуда нас не развоплотили

так послушай меня, пока не объявлен вылет,
пока дух из меня, как стакан кипятка, не вылит,
но пейзаж подтаивает, как дым, не рождает эха
для меня ничто не было святым, кроме твоего смеха
он вскипал, что-то горькое обнажив, на секунду, малость
я был только тогда и жив, когда ты смеялась

21 марта 2014, Новосибирск-Томск, Вера Полозкова, mantrabox</a></span></b></span>

Наверно, не угадать, что придёт после.
Какие ещё слова принесёт ветром.
Разрушатся города – будем жить в поле.
Научимся выживать за чертой где-то.

И будем рассвет встречать и вдыхать вечер.
Язык облаков и птиц понимать тоже.
Научимся отмечать только те вещи,
в которых и надо жить, и ни в чём больше.

И будет, проснувшись, лес говорить с нами.
И будет прозрачней дождь, небеса выше.
Ты видишь тот лепесток?.. Лепесток замер.
Не умер, а просто замер – он всё слышит.

Пройдут времена и дни, отзвучат речи.
Рассеется мрак любой, будто здесь не был.
Останется только вечное – вот, кузнечик.
И дерево, и луна, и звезда в небе.

21 марта 2014 года, «Что останется», Мария Махова

В мерзлоте сохраняется
Всё
Неизменным и целым:
И бумага, и кровь,
И Москва, и рябая Рязань.
Ванька-Каин орёт
На завалинке "Слово и дело",
Значит, слову и телу
Опять на Руси промерзать.
Грей же руки мои,
Кареглазый, весёлый гуляка,
Грей же слово и тело
И смейся:
"Сердечко, что мышь".
Пялит зенки на бабу
Царица престрашного зраку
Сквозь московские ночи,
Которые
Не сочинишь.
По-мужицки ты нежишь:
И мнёшь, и берёшь, и голубишь.
Пропускаешь сквозь пальцы
Холодный молчащий песок.
Не ревнуй:
У меня
Под божницей Алёшенька Шубин
Цесаревнину ленту
Вжимает
В разбитый висок.
Мёрзнет слово и тело
Под серым просевшим забором.
Каин тащит мешок:
Сколь натырил, вовек не снести...
Забери меня в Каспий.
В тутовник.
В бродячих актёров.
Я устала Россию
Сжимать
В онемевшей горсти.

21 марта 2015 года, «Слово и тело», Вера Кузьмина, Веник Каменский



  • 1
Традиционное уже спасибо - за Лиснянскую... когда читаешь её стихи - в тот момент ты же не задумываешься о дате написания...просто читаешь...а потом вот открываешь эту страницу - и снова встреча с её стихами...и радуешься - как будто первый раз прочитала...))
А Елену Касьян как раз позавчера слушала вечером снова - и именно Письма к Тэйми...
И за Полозкову - спасибо...))

Всегда вам рад !))

  • 1