Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

12 апреля. Гагарин в Куйбышеве

Оригинал взят у chronograph в Гагарин в Куйбышеве
Не многие знают, что после своего первого полёта в космос, Юрий Гагарин с середины 12 апреля до середины 14 апреля 1961 года был на на отдыхе в Куйбышеве (ныне Самара). В целях безопасности, средства массовой информации тех лет писали, что Гагарин находился "в одном из городов на Волге". В другие годы Гагарин также бывал в Куйбышеве. Часть фото отсюда



Из воспоминаний почетного сотрудника ФСБ, полковника Сергея Георгиевича Хумарьяна (источник): "В апреле 1961 года я имел звание капитана и занимал должность старшего оперуполномоченного отдела контрразведки управления КГБ по Куйбышевской области. За несколько дней до 12 апреля из сотрудников нашего управления КГБ было создано несколько специальных групп, в одну из которых включили и меня. Задача, поставленная нашей группе, звучала так: уже в ближайшее время быть готовым к выполнению всего необходимого комплекса оперативных и охранных мероприятий, связанных с освоением космоса. Более конкретно о характере предстоящего задания нам не говорили. Конечно же, существовала какая-то категория высших руководителей, которые знали, что готовится полет человека в космос, и что именно куйбышевцам, скорее всего, и предстоит встречать на Земле первого космонавта, но лично я в те дни об этом еще ничего не знал. Уровень этой государственной тайны был таков, что рядовые сотрудники КГБ допуска к ней не имели. О том, что утром 12 апреля в космос полетел человек, я, как и подавляющее большинство советских людей, узнал из радиосообщения. Сейчас, когда речь заходит о той незабываемой весне, я вспоминаю ее с особым трепетом. Атмосфера тех дней была совершенно удивительная, и настроение этой поры очень трудно передать словами – ее можно только прочувствовать. Лично для меня 12 апреля 1961 года ассоциируется с Днем Победы. Да это и была победа всей нашей страны, всего нашего народа, когда каждого советского человека переполняла гордость за свою Родину. И мы были вдвойне горды тем, что мы хотя бы немного причастны к этому великому делу.

Потом мне стало известно, что вскоре Гагарина привезут в Куйбышев, на аэродром завода № 1. Сам его прилет на аэродром мне тогда увидеть не довелось – в этот момент я в составе своей группы находился на посту близ ставшего впоследствии всемирно известным "маленького домика на берегу Волги", который тогда был обкомовской дачей на Первой просеке в Куйбышеве. Сотрудники управления КГБ уже знали, что именно в этот домик Гагарина скоро привезут для медицинского обследования и отдыха. Но еще до приезда первого космонавта мы представляли себе его как человека большого личного мужества, совершившего беспримерный подвиг. Первый космонавт нам невольно представлялся этаким бравым, бесстрашным, рослым офицером, которому все нипочем. А на самом деле мы увидели перед собой обычного парня небольшого роста, с простым лицом и широкой, открытой и благожелательной улыбкой".

Вскоре после приезда первого космонавта на дачу здесь для него был устроен обед, но вовсе не роскошный банкет, как можно прочитать в некоторых источниках. Нет, это был простой русский стол, с первым, вторым и третьим блюдами. Кажется, на первое у Гагарина тогда был борщ, остальные же блюда я сейчас уже не помню. Еще мне запомнилось, как после медицинских обследований он периодически спускался в биллиардную и играл за одним из столов.

Могут спросить: а почему местом послеполётной реабилитации космонавтов был выбран именно Куйбышев? Скажу, что это было сделано по целому ряду причин. Во-первых, наш город находился достаточно близко от запланированных мест посадок первых космонавтов. Во-вторых, после 1958 года здесь часто бывал Главный конструктор ОКБ-1 Сергей Павлович Королев, который к тому же сам часто жил на Первой просеке, а в здании обкома КПСС не раз проводил всесоюзные селекторные совещания с директорами заводов космического профиля. Но самое главное другое: именно в Куйбышеве и по сей день находится предприятие-флагман нашей космической отрасли, который впоследствии получил название Государственный научно-производственный ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс». И поэтому в начале 60-х годов в Москве решили: раз уж у куйбышевцев есть опыт по оперативной защите ведущих космических предприятий, то и безопасность пребывания в городе первых космонавтов они тоже смогут обеспечить".

01. Здание дачи Обкома КПСС в Куйбышеве, в которой отдыхал Гагарин. Вид со стороны фасада, обращенного к Волге


02. Вид с другой стороны


03. 12 апреля 1961 Гагарин на выходе из самолёта в Куйбышеве, аэродром "Безымянка".


04. Встреча Гагарина в Куйбышеве, 12 апреля 1961 года


05. 13 апреля 1961 Гагарин на отдыхе в Куйбышеве


06.


07. 13 апреля 1961 Гагарин подписывает газету со своим портретом в Куйбышеве


08. Гагарин после полёта в космос на отдыхе в Куйбышеве - фотограф газеты Волжская коммуна А. Тихомиров 1961


09. Гагарин раздаёт автографы в Куйбышеве, 13 апреля 1961


10.


Из воспоминаний инженера ракетно–космических войск Дмитрия Панкратовича Глотина (источник) : "Из-за нештатной ситуации перед посадкой спускаемый аппарат приземлился в 110 километрах от расчетной точки (вместо намеченной Волгоградской области — в Саратовской, в районе города Энгельса). Тем не менее, когда Гагарин, доставленный в штаб ракетного дивизиона ПВО, по телефону связался с командиром дивизии, он просил передать главкому ВВС, что «приземлился в заданном районе, задачу выполнил, чувствую себя хорошо». Здесь, кстати, он узнал, что министр обороны Р. Я. Малиновский присвоил ему внеочередное звание майopa.
Из Энгельса Гагарина доставили в Куйбышев. Почему именно туда, а не в Москву? Он должен был доложить результаты полета госкомиссии, пройти необходимый медицинский контроль и адаптацию на Земле. А в Куйбышеве как раз находится завод «Прогресс», который изготавливает ракеты-носители всех пилотируемых космических кораблей и имеет свой аэродром, способный принимать все типы отечественных самолетов. С Байконура сюда и прибыли члены госкомиссии, дублер Герман Титов. Тогда я впервые и увидел Гагарина. Он был в спортивном костюме и докладывал председателю госкомиссии К. Н. Рудневу о выполнении полётного задания. Там, на аэродроме, Сергей Павлович Королев представил меня Юрию Алексеевичу Гагарину, при этом сказал: — Благодаря этому майору ты оказался на орбите. Юрий Алексеевич пожал мне руку. Затем была встреча с представителями общественности двух авиазаводов. После Гагарин и Титов с членами госкомиссии выехали на дачу Куйбышевского обкома КПСС. А уже там лучшие портные гарнизонного aтелье шили всю ночь ему комплект парадной военной одежды. Интенданты Приволжского военного округа к утру доставили на дачу новые ботинки, галстук, носки.

На следующий день с 9 часов 30 минут до 12 часов Гагарин с записью на пленку магнитофона докладывал госкомиссии о своем полете в космос. Как показалось мне, он завысил параметры перегрузки, которые перенес в полете, — с 3 g на 5 g, при спуске с 8 g на 10 g. Я доложил о фактических показаниях приборов. Полемики не было. (Все следующие 5 космонавтов, которые при мне докладывали на госкомиссии, эти параметры не озвучивали.) Послe заседания госкомиссии Ю. А. Гагарин ответил на вопросы журналистов. Любопытно, что в их последующих сообщениях не указывалось место пребывания космонавта в Куйбышеве, а назывался «город на Волге». Кстати, доклад госкомиссии и пресс-конференция фиксировались на ленту магнитофона. Один из корреспондентов тогда написал, что магнитофон (катушечный) был огромный, в половину письменного стола. Это было преувеличением — магнитофон имел размеры полметра на полметра, но он был изношенным. На последующих встречах космонавтов этот старый скрипучий магнитофон почему-то не был заменен. Потом в Куйбышеве на аэродроме, на заседаниях госкомиссии и в сборочном цехе завода «Прогресс» я встречался с Юрием Гагариным еще несколько раз.

11.


12. Фотография с автографом, подаренная Гагариным Мурысеву, 14.04.1961


13.


14.


15.


Из воспоминаний личного врача Гагарина, доктора медицинских наук Виталия Воловича (источник): "приземление Гагарина было произведено на колхозном поле неподалеку от одного из районных центров Саратовской области — города Энгельса. Спустившись на паращюте на землю и почувствовав твердую опору под ногами, Гагарин осмотрелся по сторонам. Двум жительницам деревни Смеловка выпало счастье первыми встретить космонавта, вернувшегося на Землю из неизведанных просторов Вселенной и представшего перед ними во всей соответствующей случаю экипировке! Анна Акимовна Тахтарова и Рита, ее внучка, стали единственными очевидцами приземления "Востока". Сняв гермошлем, Юрий Гагарин поприветствовал ошеломленных Анну и Риту. Конструктивные особенности “Востока” не предусматривали посадку в кабине корабля. На высоте 7000 метров космонавт должен был катапультироваться, а затем спускаться на тяжелом, неуправляемом парашюте. Приземлиться он мог и в горах, и в тайге, и на море. Чтобы вовремя оказать космонавту помощь, решено было десантировать к месту его приземления врача-парашютиста. Для этих целей была подготовлена группа медиков-спасателей. Возглавил подразделение подполковник медицинской службы и опытный парашютист Виталий Волович.

— Я с группой дежурил на военном аэродроме Кряж под Куйбышевом. Нам выдали по комплекту аварийного запаса летчика и особый мандат. В нем было указано: советские и партийные органы Советского Союза должны оказывать нам содействие в размещении, обеспечении транспортом, средствами связи и медицинской помощью. Мы сели в обычный грузовой “Ил-14”, в 9.30 уже заняли боевой пост в своей “зоне ответственности”. Предполагалось, что посадка произойдет южнее Сталинграда на 110 километров. Разброс точки приземления составлял 400—600 км. Кто из подготовленной шестерки космонавтов полетит, мы не знали. И тут радист вдруг закричал: “Гагарина запустили”. Мы дружно ответили: “Ура!”. Пока Левитан зачитывал торжественную речь по радио, поисковый отряд Виталия Воловича получил координаты места посадки. Штурман быстро произвел расчеты. К предполагаемому месту посадки группа подошла точно в назначенное время. Но вдруг по радио поступила команда: “Изменить курс на 45 градусов”. Спустя 20 минут: “Лечь на прежний курс”. Бортмеханик увидел огромное оранжевое пятно корабельного парашюта. Мы приготовились к прыжку. Высота шестьсот метров. Вдруг вспыхнула красная лампа. Мы услышали: “Отставить прыжок. Космонавт уже на земле. Следуйте на аэродром Энгельса”. Когда приземлились, Виталий Волович не стал дожидаться, когда подадут трап, спрыгнул с трехметровой высоты на взлетку.

— Юру Гагарина нашел на втором этаже. Он снял скафандр, сидел в центре на стуле в голубом теплозащитном комбинезоне. А вокруг него в почтительном молчании стояла группа мужчин, одетых в одинаковые длиннополые темные пальто, с фетровыми шляпами в руках. Мы обнялись. Только хотел начать детальное обследование, как Гагарина вызвал к телефону председатель Президиума Верховного Совета Брежнев. Потом Юру схватил в охапку заместитель главнокомандующего ВВС Агальцов. На черной генеральской “Волге” они умчались в НИИ ВВС, где был телефон прямой связи с Хрущевым. Я попытался было встрять, но услышал: “Никаких пока осмотров”. Казалось, что здоровье Гагарина никого не волновало. Вскоре Гагарина доставили к специальному штабному самолету, который вылетал в Куйбышев. Туда же взяли курс с Байконура и члены Государственной комиссии. На борт “Ил-14” к космонавту пустили только доктора Виталия Воловича, кинооператора Махмуда Рафикова, конструктора скафандра Отари Бахрамова и спортивного комиссара Международной авиационной федерации Ивана Борисенко. В салоне самолета я наконец приступил к осмотру Юрия Гагарина, — продолжает вспоминать Виталий Волович. — Кровоизлияний, которые возникают под воздействием высоких перегрузок, не обнаружил. В легких было чисто, частота дыхания не увеличилась. Температура 36,6 градуса, пульс 65. Померил давление, оно оказалось отличным — 125 на 75 миллиметров. Сказал: “Как у младенца, словно и не летал в космос”.

Конечно, все захотели получить автограф космического первопроходца. Отарик хлопал себя по карманам, ничего подходящего не нашел, вытащил паспорт. Гагарин запротестовал: “Нет, я на документах не расписываюсь”. Бахрамов за свое: “А я его потеряю”. В общем, уговорил. Мне Юра в полевом блокноте написал: “Виталию Воловичу. Передовой медицине. Гагарин”.
— Когда подлетали к Куйбышеву, Гагарин, глядя в иллюминатор, сказал: “Что же делать? На аэродроме, наверное, холодновато. Вот по Волге какие-то льдины плывут. Фуражку, что мне подарил майор Ахмед Гасиев из расположенного рядом с местом приземления зенитно-ракетного дивизиона, я кому-то передал, и ее у меня увели. Да и околыш у нее черный, артиллерийский, а я же все-таки летчик”. Тогда из парашютной сумки я достал кожаный летный шлем с длинными ушами. Говорю Гагарину: “Только уж ты, Юра, не потеряй его, я ведь в этом шлеме совершил первый в мире прыжок с парашютом на Северный полюс”. Он уверил, что шлем не пропадет. Но куда там… На аэродроме завода “Прогресс” в Куйбышеве наш самолет зарулил на самую дальнюю стоянку, но и там космонавта встречала толпа народа. Грянуло громовое “ура”.
— Космонавт, глядя на море людей, обратился ко мне: “Доктор, возьми, пожалуйста, бортжурнал и пистолет”. Как только Гагарин сошел с трапа, к нему сразу же бросился светловолосый капитан. Это был Герман Титов, первый дублер Гагарина.

Пока я собирал вещи, толпа встречающих рассосалась, и колонна черных “Волг” покинула аэродром. Я остался стоять на взлетной полосе, в одной руке — пистолет Гагарина, в другой — бортжурнал, побывавший в космосе. И тут ко мне подкатила одна из оставшихся машин. Я сказал, что врач Гагарина, со мной важные документы и их надо немедленно доставить начальству. Водитель сказал: “Садитесь, я вас отвезу по назначению, на правительственную дачу”. Мы помчались по улицам, которые были все перекрыты милиционерами. Пропуском нам были слова: “Это врач Гагарина”.

16. Юрий Гагарин на берегу Волги в Куйбышеве, 14 апреля 1961


После этого Гагарин бывал в Куйбышеве ещё несколько раз.

17. Гагарин и Титов в Куйбышеве, август 1961 г.


18. Прогулка по Волге в Куйбышеве, сзади слева-направо Н.П.Каманин, А.С.Мурысев и И.Г.Павловский (год ?)


19. Первые советские космонавты в Куйбышеве 1962 год


20. Г.С. Титов и Ю.А. Гагарин на даче Куйбышевского обкома КПСС.


Tags: 12, 12 апреля, 1961, Самара, Юрий Гагарин, апрель, космос, мои любимые города, фото истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments