?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Flag Next Entry
13 апреля. Драмы переходов-3
Сокол
vazart
по стихам текущего века.

Вся столица пестрит рекламами
Полуночными и полдневными.
Переходы все дышат драмами
Как наземными, так и подземными.

Мать с младенцем сидит на краешке
Тротуара у рощи Марьиной:
Баю-баюшки, баю-баюшки,
Мы дождемся бутылки подаренной!

Ах, о чем, о чем эта женщина,
Чье лицо алкоголем изморщено?
Достоевщина... беспредельщина..
Поножовщина... Беспризорщина...


13 апреля 2003, Инна Лиснянская, «На переходе».



Как не крути - ну а черное с белым носили.
Как не вертись - да ведь это и есть рок-н-ролл.
Ах! влюблена! так в кого же? в садовника или..?
И в садовника тоже. Такая игра... Или роль?

Или судьба. Что там классики, даже скакалка,
Кошки-мышки породы и веры и масти любой...
Но уже кой кого досчиталась простая считалка.
Эти игры в бутылочку перетекают в запой.

Что же еще? дай бог памяти, детские игры,
Правила те же, а сын уже ходит под стол,
Жизнь - ручеек, каравай и мучительный выбор...
Ты закрываешь глаза и во рту - валидол.

По теченью несет. Так что стал быть опять ручеечек.
Пусть обвально выходят из моды косички и бант,
"Да" и "нет" говорить запретили, но хочется очень.
Ты поедешь на бал... ну чего же не сделает фант...


13 апреля 2002 года
, Дмитрий Мурзин.

Как отдельное растенье,
Что сейчас под ветром корчится,
Я, любя уединенье,
Ненавижу одиночество.

Надо знать мне, что за стенкой
Кто-нибудь да и соседствует,
С жидкой жизни снятой пенкой
Похваляется и бедствует,

Хлопает входной он дверью,
Провозясь с замочной скважиной,
И с похмелья рвется дрелью
В слух мой кое-как налаженный.

Дрели или свирели пенье,
Щедрость дня иль крохоборчество, —
Только бы в уединенье
Не сплошное одиночество.


13 апреля 2004, Инна Лиснянская


Мягко стелила жизнь, да спать жестковато.
Все, кого помню, и все, кого позабыла,
Пусть мне мой грех отпустят, — я виновата:
Долго и с толком я никогда не любила.
Только воспеть возлюбленных успевала,
Как уходила вся страсть в стансы и оды.
Я на прощанье руки всем целовала
Ртом родника и всеми устами природы.
Эта безумная страсть к музыке слова
Влажным дыханьем телесную страсть гасила.
Кто же создал меня для житья такого,
Чтобы я жёстко спала, хоть мягко стелила?



13 апреля 2006, Инна Лиснянская.


Кощееву иглу и нитку золотую
небесных мудрых прях в словах соединив,
чего же я страшусь, зачем же я тоскую,
еще храним Творцом и черствой речью жив?

Заденет жизни нить в снегу крылом синичьим,
и выгнется во тьме былинкою пустой
волшебная игла - над тихостью страничной
еще звучит, дрожа, натужный голос мой.

И в малости души, и в скудости несу я
на взмах родной руки из всех иных чудес
березовый листок – безделицу резную
и сохлых трав пучок,
и перышко с небес.


13 апреля 2009 года
, Сергей Пагын


…И не птица, а любит парить по утрам,
Поддаваясь для вида крамольным ветрам,
С горьким именем, въевшимся крепче клейма,
Через годы и судьбы течет Колыма.
И служивый хозяин тугих портупей,
И упрямый репей из Ногайских степей
Навсегда принимали ее непокой,
Рассыпаясь по берегу костной мукой.
Но сегодня чужая беда ни при чем,
Я приехал сюда со своим палачом,
Ощутить неподъемную тяжесть сумы
Под надежным конвоем самой Колымы,
И вдохнуть леденящий колымский парок,
И по капле безумный ее говорок
Принимать, как настойку на ста языках
Из последних молитв и проклятий зека...
В этом яростном космосе языковом
Страшно даже подумать: «А я за кого?»
Можно только смотреть, как течет Колыма
И, трезвея, сходить вместе с нею с ума
.


13 апреля 2011 года, Игорь Царев, "Колыма".


Я, как феникс, свои перья
Обновляю, опалён,
Я в учительницу пенья
В пятом классе был влюблён,

Но пеклась её натура
О Макаре Фомиче
(Русский и литература) –
На зелёном москвиче

В Дом кино и на балеты,
К общежитским гаражам
Он её, считай, до лета
После школы провожал,

Я окурком чьей-то «шипки»
Жёг запястье до кости,
В слове «йобарь» две ошибки
На капоте допустил.


13 апреля 2014, «Городской романс»,
Михаил Свищёв

Ты помнишь ли квартирники времён
Восьмидесятых – в комнате три стула,
Хозяин в исполнителя влюблён, -
Пардон, - хозяйка, из окошка дуло,

И слышался Высоцкий и попса,
И медицинский спирт – почти роса –
Присутствовал в графинчике, стакане,
Мензурке, рюмках, банках, пузырьках,
Но вёл не к потрясению в руках,
А к благодати, пенью и нирване –

Кому чего, на выбор, под аккорд,
И голос исполнителя был твёрд –
И «Ты, товарищ, верь», и «На Варшаву», -
Куда-нибудь, но только не в тайгу, -
Лесоповал себе приберегу,
Когда опять забрезжится двуглаво.

Вернёмся в морось или снегопад, -
«Душа рвалась, не ведая преград..»,
И помнилось, что славно посидели,
Как и теперь – ни злата, ни добра,
И не поют соседи до утра,
И не гуляет люд в конце недели

По улице, весёлой и хмельной, -
Ни Галича с Высоцким за стеной,
Ни даже Окуджавы с Пугачевой,
И не к кому зайти на огонёк,
Погнать по кругу песню и чаёк,
И ни к чему квартирник в жизни новой…


13 апреля 2014 года, «Кухонные барды»,
Илья Будницкий budnitsky