?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
24 апреля. Педали судьбы
Сокол
vazart

Сколь пронзительная, столь же
Сглаживающая даль.
Дольше — дольше — дольше — дольше!
Это — правая педаль.

После жизненных радуший
В смерть — заведомо не жаль.
Глуше — глуше — глуше — глуше:
Это — левая педаль.

Памяти гудящий Китеж —
Правая! Летейских вод
Левую бери: глушитель
Длителя перепоёт.

От участковых, от касто-
вых — уставшая (заметь!)
Жизнь не хочет жить… но часто
Смерть не хочет умереть!

Требует! Из всех безмясых
Клавишей, разбитых в ряд.
(Левою педалью гасят,
Правою педалью длят…)

Лязгает! Как змей из фальши
Клавишей, разбитых в гуд…
Дальше, дальше, дальше, дальше
Правою педалью лгут!


24 апреля 1923, Марина Цветаева, "Педаль"..




За падавшим в реку мячиком,
а может, и не за ним,
я прыгнул с обрыва мальчиком
и выплыл совсем другим.
Да вот же он, неукраденный,
не шедший в распыл, в навар,
не ради забавы даденный,
уловленный цепко дар.

С тех пор из угла медвежьего
неведомого дотоль –
на карте отыщешь где ж его –
ко мне подступала боль.
Кончающиеся в бедности
намоленные края –
здесь тоже черта оседлости
невидимая своя...

Вскипали барашки снежные,
и мы, отощав с тоски,
как после войны – мятежные
садились за колоски
убогого слова вольного.
Потом, перебив хребет
души, из райка подпольного
нас вытянули на свет.

Ползите, пока ходячие,
в зазывный чужой капкан.
Глядите, покуда зрячие,
на лобную казнь Балкан.
Просторней весной сиреневой
заброшенные поля.
Но кожей подстать шагреневой
сжимается мать-земля.

Догадки о русском Логосе
отходят к преданьям – в синь,
оставив звезду не в фокусе
и приторную полынь
во рту у стихослагателя,
глотающего слюну,
как будто у неприятеля
прижившегося в плену.


24 апреля 1999, Юрий Кублановский, «Пленник».



И когда расступятся облака
И в просвете увидишь Господень лик,
Ты поймёшь, как жизнь твоя далека
От случайных женщин, долгов, интриг...

И покой отчаявшись обрести,
Бестолковой возни подведя итог,
Ты откроешь, что вешка в конце пути
Есть не финиш, а шаг на иной виток.

Прошумит июльским дождём листва,
В полумраке блеснут переплеты книг...
И не сказанные тобой слова
Пробормочет неведомый твой двойник.

Ну а та, на которую обречён
Был как зверь на ловца, как на щит копьё,
Впредь пускай не тревожится ни о чём –
Всё, что можешь, сделал ты для неё!


Болдов Лев, 24 апреля 2002 года.


Как хорошо, что я тебе видна
Из звездами усыпанного сна.
Но ты не сокрушайся обо мне —
Друг предает — на то и есть друзья.
Но видишь, я при хлебе, при окне,
Гляжу наверх, антоновку грызя.

Я узнаю поверх слепых очков,
Поверх седых берёз и птичьих гнёзд
Твой облик в прохожденье облаков,
Твой профиль по расположенью звёзд.
Что говорить, судьба не без прорех,
Но вижу я тебя всего поверх.


24 апреля 2008, Инна Лиснянская.



...А на лбу у него светится слово «ЖИЗНЬ»,
в голове - стекляшка, в груди – лоза.
- Вот слеплю, и будет он нам служить, -
говорит мне сын, тревожны его глаза.
- Будет нас спасать от любой войны,
будет гнать подальше от нас беду.
- Саша, сколько света и тишины
вон, в апрельском облаке и в саду.
Дался тебе этот глиняный истукан!
Вон, перо спускается по лучу…
Ухожу.
Наливаю вина в стакан.
И курю, и думаю, и молчу.


24 апреля 2015, Сергей Пагын, «Голем»