?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
5 мая. Переборы памяти-1
I am
vazart
в этой части пока только два воспоминания.

1. Марина Цветаева так вспоминала этот день - день , когда она вместе со своей старшей сестрой Анастасией впервые приехала в Коктебель:
"Пятого мая 1911 года, после чудесного месяца одиночества на развалинах генуэзской крепости в Гурзуфе, в веском обществе пятитомного Калиостро и шеститомной Консуэлы, после целого дня певучей арбы по дебрям восточного Крыма, я впервые вступила на коктебельскую землю, перед самым Максиным домом, из которого уже огромными прыжками по белой лестнице нёсся ко мне навстречу - совершенно новый, неузнаваемый Макс. Макс легенды, а чаще сплетни (злостной!), Макс, в кавычках, "хитона", то есть попросту длинной полотняной рубашки, Макс сандалий, почему-то признаваемых обывателем только в виде иносказания, "не достоин развязать ремни его сандалий" и неизвестно почему страстно отвергаемых в быту - хотя земля та же, да и быт приблизительно тот же, быт, диктуемый прежде всего природой, - Макс полынного веночка и цветной подпояски, Макс широченной улыбки гостеприимства, Макс - Коктебеля."
(Марина Цветаева, из воспоминаний о М. Волошине "Живое о живом")

2. А вот вкусно зафиксированное воспоминание о другом живом общении на другом берегу того же моря в года того же века, но ближе к нашему 2016 году на целых 85 лет.

Восторг курортного базара:
Соленья, перцы, мед, лаваш —
Набегу пылкого хазара
Я уподоблю выезд наш:
Давай сюда и то, и это,
Вино, орехи, бастурму
Лилово-розового цвета,
Форели, куры — все возьму.
Безумный запах киндзы, брынзы,
И брызги кислого вина,
И взгляд мой, полный укоризны,
В ответ на цену: ну, цена!—
И остро-кислый сулугуни,
Нежнейший, влажный, бочковой…
Весна, доверие к фортуне,
Густая синь над головой,—
О день весенний, Сочи праздный
В канун сезона, в месяц май,
И сладкий мир многообразный
Кричит тебе: запоминай!
Базарный гам, предвестье пира,
Балык в сияньи золотом
Янтарно-млеющего жира —
Давай! Расплатимся потом.
Мы были в радости и в силе,
Мы у судьбы урвали час,
Нам можно все, за нас платили,
И это был последний раз.

Вязанки репчатого лука,
Чурчхела, фрукты ни за грош…
Скажи «тот страждет высшей мукой,
Кто помнит счастье» — и соврешь:
Блажен, кому в глухую полночь,
Зловонной бездны на краю,
Найдется что еще припомнить:
Базар и молодость свою.
Вино неистовое, брызни!
Дразни, чурчхела, мушмула,—
Все это было в нашей жизни,
А значит, наша жизнь была.
Когда сутулыми плечами
Нам будет что приподнимать —
Во мраке, в холоде, в печали
Нам будет что припоминать.


Дмитрий Быков, 1996 год, (посвящение - Дм. Диброву).