Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

25 мая. В круговороте жизни-2

1. Рождение.
— Ну наконец-то,— сказала акушерка,— а то, понимаешь, уперся и ни в какую. Она перерезала мне пуповину, завязала аккуратный узелок, затем взяла меня за ноги и шлепнула пониже спины.

— Эй, тетка,— возмутился я,— полегче.


— Ты смотри,— удивилась она,— он еще разговаривает. Нелегко вам, мамаша, с ним придется, попомните мои слова.
— Да уж, чувствую,— вздохнула мать. Вы бы знали, что он мне до этого устраивал. Особенно в последний месяц. Это ж сплошное мучение было.
Я аж посинел от таких слов.
— Так это, оказывается, я тебя мучил? А кто, интересно, меня к Соваровским на свадьбу потащил?
— А что ж я, по-твоему, дома должна была сидеть, когда моя подруга детства замуж выходит?
— Ничего бы с тобой не случилось. А мне, думаешь, приятно было через пол-Москвы потом на трамвае трястись?
— Ишь, разговорился,— проворчала акушерка.— Без недели минута, а туда же. Ладно, мамаша, мы вас сейчас в палату отвезем. Поспите, сил поднаберетесь. Чувствую, они вам еще пригодятся. А мы уж тут как-нибудь с ним сами.
Мать увезли на каталке, а меня, туго обмотав во что-то, положили на стол.
— Не знаешь, когда кормить будут? — спросил меня сосед.
— А ты считаешь, должны?
— Вообще, говорят, положено. Брата моего старшего, по крайней мере, кормили. Но я, правда, не уверен, что он здесь лежал.
— А мы где?
— В роддоме.
— Да я вижу, что не в бане. В каком роддоме?
— Когда мать забирали, врач вроде говорил, в Клару Цеткин повезем.
— А это кто?
— Откуда я знаю? Еврейка какая-то.
Мне не понравилось, как он это сказал.
— А ты что, евреев не любишь?
— Да я их в глаза не видел.
— Ну то-то.
— А тебя как зовут? — спросил он.
— Пока никак. А тебя?
— Меня Валей обещали назвать. Если мальчиком буду, то Валентин. А если, девочка, то, значит, Валентина.
— А ты кто?
— Не знаю.
— Ну, писька у тебя какая?
— Да я не успел посмотреть, не до этого было.
— А чего ж, говоришь, не успел, может, не успела?
— Может, и так. А ты?
— Я вот как раз именно, что успел.
— Ну и что там у тебя?
— Не волнуйся, все в порядке. Дай бог каждому, как говорится.
— И как же тебя назовут?
— Не знаю уж, чего они там придумают. Я бы Альбертом хотел или Эдуардом. Можно даже Толиком на худой конец. Лишь бы не Игорем. Идиотское имя.
— Да уж, не подарок.
— Онищенко, где тут у меня? — раздался голос другой тетки. — Сейчас тебя к мамаше отнесем. Первый раз на живую титьку посмотришь.
И его унесли. Или ее. Точно сказать не могу. Больше мы уже не встречались. Давно это было. Ровно пятьдесят четыре года назад, день в день. С днем рожденья нас с тобой, Валя!

Игорь Иртеньев в свой день рождения 2001 года в Газета.Ру

2. В детстве.

1
Наше детство не было тяжёлым,
Мы росли в тепле – не на ветру.
Нас учили взрослые и школа
Двум понятьям – правде и добру.

В сельском клубе голосом весёлым,
Праздничный выдерживая фон,
Пел про то, как едут новосёлы
По земле целинной, патефон.

И дышал здоровым оптимизмом
Сочинённый просто, без затей,
Лозунг: «Будет жить при коммунизме
Поколенье нынешних людей!»

Радио на улице у клуба
Доносило людям без труда
Вести про Фиделя и про Кубу,
Громко говорило: «Куба – да!»

Дальше – в космос первая ракета,
А за ней – ещё, потом – ещё!
И со всех плакатов и портретов
Улыбался весело Хрущёв...

Пусть мы не дошли до коммунизма –
(Мир устроен просто и хитро!)
До сих пор с времён волюнтаризма
В душах наших – правда и добро.

2
Грянул гром. Мужик перекрестился.
Выплюнул на землю удила.
Снял хомут. Пошёл в сельпо. Напился.
Протрезвел. И взялся за дела.

Свёл на бойню тощую корову.
Сосчитав рубли и «трояки»,
Помянул Хрущёва добрым словом,
Сжал в бессильной злобе кулаки.

Выбил за неделю в сельсовете
паспорт. Разумеется – с трудом.
Проклиная всё на белом свете,
Взял расчёт в колхозе, продал дом.

Сгрёб под мышку чемодан убогий,
Прокричал соседу-старику:
- До свиданья, займы и налоги!
Засвистел. Пошёл по большаку.

Но на пустыре уж, у берёзы
Дрогнуло сердечко. Стал мужик.
Обернулся. Выкатились слёзы
Исподволь, из глубины души.

Хилые посевы кукурузы
Встали перед взором. И тогда
Он сморкнулся: - Тут ещё обуза!
И утопал в город. Навсегда.



25 мая 2004 года, «О временах волюнтаризма»,
Александр Росков,
Roscov


Летом жизнь у нас совсем другая -
Мы сидим с картишками в руках
У костра. Беспечно прожигая,
Дырки в старых школьных пиджаках.


25 мая 2009 года, "Летние каникулы децтва-5. Форма роста",
Чен Ким, chen_kim


3. От юности к старости. Без остановок.

Где ты, моё равновесие, где ты? –
В юности мы без ума от Джульетты,
К старости – мудрость черпаем из Леты,
А в промежутке – что пьём? -
То ли кастальскую взвесь из копытца,
Наледь, что Парке настыла на спицы,
Пену морскую, дурную водицу,
Радугу ищем вдвоём… -

Или втроём, впятером, в одиночку –
Или рассола добавили в бочку –
Не захлебнулся,  Гвидон? –
Дно-то повсюду, нет верха и низа, -
Что бы теперь сочинить для девиза? –
( матом нельзя – моветон!), -

Значит, опять обойдёмся без мата –
Русская речь на присловья богата –
« После – не вместо тебя!» -
Только не надо ни до и ни после –
Каждый охотник находится возле
Радуги или дождя.

Не выбираю. – Качаются чаши,
Зеркальце спросит у Леты, кто краше
Из уходящих музЫк –
Жди, что подскажет тебе отраженье,
Или начнёт незаметно движенье,
Или покажет язык.

25 мая 2014 года, "Равновесие", Илья Будницкий, budnitsky



Всё какое-то зряшное, скушное,
Хоть ты вкупе возьми, хоть опричь.
Что возможное, то и не нужное.
Много ль счастья такого достичь?

Убежать бы от лишнего, тошного,
Но в лучах не заметен просвет.
Я хотел бы хотеть невозможного,
Но, увы, невозможного нет.


25.05.2011, Валерий Куранов
, kuranoff

Расчерчен дивный мир на строгие квадраты
ведь метр и циферблат придуманы не зря:
живем по чертежу послушные солдаты,
заложники часов, рабы календаря.

Подземка поутру втолкнет в вагон меня и
бездушную толпу таких же бедолаг:
проверенный маршрут годами не меняем,
расписан каждый день, рассчитан каждый шаг.

Приевшийся ночлег, постылая контора,
надеждам и мечтам не сбыться и на треть...
А где-то есть река, на берегу которой
сидеть бы на траве и на воду смотреть.

Но даже по ночам не снится нам покоя,
и вечный бой давно сменен на вечный бег.
Стараемся вовсю задание такое:
из пункта «А» успеть дойти до пункта «Б»,

и так до буквы «Я». По расписанью точно.
А если не успел, и все пошло не так
во мне задребезжит, сбивая ритм непрочный,
заезженный прибор мой встроенный «тик-так».

Но вида не подам. В протестах нету прока.
Важнее, что внутри. А эта боль в груди
попытка избежать предписанного срока:
не выйдет не успеть так хоть опередить.

25.05.2015, «Вечный бег», Геннадий Рябов
, grifon

Была ли осень после или до,
И был ли мальчик в прошлой мизансцене?..
Вся жизнь, как ожидание Годо –
Одно предвосхищение прозрений.

Но нет, к концу и ты, как Поццо, слеп,
Как Лаки, нем – и в маске незнакомца...
Ах, боже мой, хватило бы на хлеб,
На зрелища души не остается –
Чужая, бесполезная культя,
Болтается и ноет к непогоде...
И всё-таки, как малое дитя,
Надеешься на то, что не приходит.

А может, в этом фабула и суть:
Любя и ссорясь, весело, уныло –
Но все же ожидать кого-нибудь,
Кто объяснит, зачем всё это было...


http://www.bigsauron.ru/valid9544_ha00d39a6a062b3e872adb6e5cb0d5897.jpg25 мая 2015 года, Анна Полетаева, lapushka1.

Всю ночь в огромном синем шаре,
обнявшись, спящие лежали.
Вода к земле по желобку
бежала стекловидной змейкой,
сирень клубилась над скамейкой
и исчезала по хлопку.

Спасибо, темнота, за это –
за то, что наступает лето
как темнота, грядёт жара.
Сняла, сложила ровно платье,
произнесла на сон заклятье
и не уснула до утра.

Я дорожу недорогими
вещами, мелочами теми,
что могут быть совсем другими
для остальных – не для меня.
Люблю давать предмету имя,
и замедлять нарочно время,
и доставать всё невредимым
из беспощадного огня.


25 мая 2015 года, Мария Маркова,
mmavochka

Чту молчаливые поминки.
И как родня
Столпились тонкие рябинки
Вокруг меня.

Где ты? Попал ли в Божье царство
Иль в двух шагах?
Дух — это время, а пространство,
Конечно, — прах.

В уме двоится сущность мая
На прах и дух.
Живу как линия прямая
Меж точек двух.

***
Повзрослевшей листвы беглый почерк...
Соловьиная дрожкая грудь...
Неужели меж датами прочерк —
Это весь человеческий путь?

...


Инна Лиснянская, 25 мая 2003 года.

...................

Tags: 2001, 2003, 2004, 2009, 2011, 2014, 2015, 21 век, 25, 25 мая, Анна Полетаева, Валерий Куранов, Геннадий Рябов, Игорь Иртеньев, Илья Будницкий, Инна Лиснянская, Мария Маркова, май, стихи нашего времени, тексты нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments