?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
27 мая. Странные люди
I am
vazart
по стихам нашего времени.

Отцвела черёмуха. Опали
белые цветы под ноги лету.
В серых урнах на автовокзале
засыхают пыльные букеты.

Ветви, превращённые в мочала,
выметая с выбитой дороги,
дворничиха старая ворчала:
"Красоту такую и - под ноги..."


27 мая 2003, Александр Росков
, Roscov


Огородик под высокой ёлкой,
маленький забытый огород...
Над твоим хозяином так долго
насмехался праведный народ:
сколько ни возил сюда навоза,
сколько удобрений ни валил -
ёлочные шишки, как занозы,
приходилось дёргать из земли.
Весь участок шишками утыкан
по весне, когда растает снег.
Усмехнётся:"Э, беда велика!"-
этот добродушный человек.
Соберёт все шишки без печали,
отнесёт подальше - за бугор,
в яму укладёт, землёй завалит -
вот и весь хозяйский разговор.
Осенью, как будто понарошку,
весь народ с картошкою, с добром,
а у чудака опять оплошка -
он хоронит шишки за бугром.
Всё грозился: "Вот возьму "визжалку"..."
Брал пилу, шагал, стращал: "Постой!..."
К ёлке подходил, вздыхал: "Нет, жалко..."
И опять с картошкою - застой.
Так и не спилил её - скончался.
Ёлка захирела через год.
Через два лихим бурьяном взялся
зарастать ничейный огород.
Ну а там, где шишечное горе
человек закапывал - весной
маленькое ёлочное поле
облачком зелёным проросло...


27 мая 2003, Александр Росков,
Roscov


…Изба наподобье барака,
в ней – восемь отдельных «квартир».
Бывали здесь пьянки и драки,
и мир был. Но вот в иной мир
ушли из восьми шесть хозяек,
хозяев своих пережив.
В жилищах их мыши гуляют,
да ветер выводит мотив
печальный в нетопленых трубах.
На окнах – потёки и пыль.
И лезут по брёвнам, по срубу
всё выше и плесень, и гниль.
На фоне всеобщей разрухи
избе этой скоро - концы.
…В бараке живут две старухи –
последние, в общем, жильцы,
иль, правильней будет – жилицы…
Они на крыльце майским днём
сидят, как подбитые птицы.
- Как долго, мы, Анна, живём, -
одна говорит, - пережили
подружек своих и вражин.
Нам тоже пора бы – в могиле…
- Успеем ещё, полежим, -
её обрывает другая, -
а коли случится, что я
пораньше тебя в гроб сыграю –
не бойся, Галина, меня -
пугать тебя ночью не стану,
являться в твою конуру.
А ты поминай меня….
        - Анна,
а если я раньше умру –
ты тоже не бойся - не буду
к тебе по ночам приходить.
Бывало, мы жили и худо
с тобой, да о чём говорить:
пускай и ругались друг с дружкой,
но миром кончали всегда.
…Сидят на крыльце две старушки.
Они, пережив холода,
весеннему солнышку рады,
пришедшему с маем теплу.
С крылечком ветшающим рядом
берёза стоит. По стволу
её поднимаются соки -
глубинные соки земли
а в небе – совсем невысоко
плывут над землёй журавли.
И в мире не пахнет могилой,
здоровый живёт в мире дух.
И хватит желанья и силы
у двух одиноких старух
дожить, дотянуть до Покрова -
дни лета промчатся стрелой,
а там, когда осенью снова
запахнет землёю сырой,
посыплется снег понемногу
с небес на холодную твердь -
всё в руце у Господа Бога,
и жизнь в его руце, и смерть…


27 мая 2005, «Про серть», Александр Росков,
Roscov


…пока за лесами горело, и красили окна в дому, так правда моя постарела, что и не нужна никому. Крутился наждак на точиле, скрипела за стенкой кровать, и добрые люди учили по кривде меня выживать. Я выжил. По белому свету, как с шариком жук-скарабей со старою правдою этой иду я дорогой своей…

27 мая 2012, «Скарабей»,
Алексей Ивантер, 2012

Какой-то странный мы народ,
На радость ворону.
Нас вечно тянет не вперед,
А как-то в сторону.

Угадываю в тишине
Знак сокровенного:
Чего мы ищем в стороне?
Что есть там ценного?

И снова оторопь берет
От жути встреченной.
Какой-то легкий мы народ,
Необеспеченный…

И почему Иван-дурак –
Есть тайна вечная?
В ней улыбнулась натощак
Душа беспечная.

Намек ли в сказке или ложь,
Никто не видывал.
И ни хрена ведь не поймёшь,
Кто сказку выдумал.

Сижу. Гадаю или жду?
На радость  ворону.
Вот отгадаю – и уйду
Обратно, в сторону.


27 мая 2013 года,
Чепурных Евгений Петрович

А еще у странного народа водятся странные ежики.

Там, высоко, у облаков – белые вальсы.
А под горой, в траве под горой – что-то оранжевое…
Ёжик на горку ползёт-ползёт, а с горки катится.
Глаза закрывает, вот так закрывает – теперь не страшно.

Намотал на себя листиков, стебельков, семечек.
Глаза открыл – он обычным был, а теперь он в шапочке.
А там, в траве - оранжевым что-то отсвечивает.
Как бы теперь понять, что это значит?..

Подумал ёжик: наверное, это не лишнее.
Наверное, это солнце прячет свой лучик.
А, может быть, стрекоза запасные крылышки.
А, может быть, это дождик с кусочком тучи.

Посмотрел ёжик в небо – а ветер выдохнул, дунул,
и сорвал с него лёгкую шапочку, где-то спрятал.
И сидел ёжик, и смотрел, и тихонько придумывал
про это блестящее, это радостное, непонятное.


27 мая 2014 года, «Про непонятное»
, Мария Махова


  • 1
Какой хороший день на чудесные стихи !!
Все стихи классные - начиная с Роскова и кончая Маховой...:)))
Понравились мне все эти "странные люди"...
Спасибо !!

У Марии хорошее, но по-моему, если повторяющиеся "это" из 2-х последних строф убрать, станет еще лучше.

  • 1