?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
31 мая. Потери бытовых неурядиц
I am
vazart
великие и незаметные.

Из дневника Георгия Эфрона (запись от 31 мая 1941 года):

...Вчера был крупный скандал с Воронцовыми — на кухне. Ругань, угрозы и т.п. Сволочи! Все эти сцены глубоко у меня на сердце залегают. Они называли мать нахалкой, Воронцов говорил, что она «ему нарочно вредит» и т.п. Они — мещане, тупые, «зоологические», как здесь любят писать. Мать вчера плакала и сегодня утром плакала из-за этого, говоря, что они несправедливы, о здравом смысле и т.п. Я ей твердил с самого начала, что лучше уступать идиотам-мещанам, чем из-за них страдать и плакать. Дело в том, что обедают они раз в день — вечером и хотят пользоваться чуть ли не всей плитой, говоря, что весь день мы можем есть, — снимают наш чайник и ставят свой и т.п. Я матери говорю, что лучше уступать этим сволочам и жить без скандалов. Она же говорит, что может из четырех конфорок на газе располагать двумя, и что есть будет и готовить, когда ей надо, и что платит столько же, сколько и они. Они же говорят, что она нарочно готовит, когда они готовят. Скоты! А мать все это переживает, плачет из-за этого. Вчера был некий Ярополк, который ее утешал и т.п. Сегодня он также пришел. Он еще в красноармейской форме — он командир. Он всячески утешал мать. Это такой человек, который может мне помочь в смысле физического развития — он учился в физкультинституте. Но мне, бесспорно, нужно вылечить экзему. Он говорит, что, конечно, из меня в физическом отношении может выйти кое-что — широкие плечи есть и, как он выразился, «рычаги». У него есть друг, с которым познакомилась вчера мать, который сможет научить меня плавать, — он отличный пловец. Все это неплохо и может пригодиться. Положение наше серьезно — нужно через 2 с ½ месяца платить за комнату 5000 р., кроме того — эти скандалы со сволочами-Воронцовыми. Я упрашиваю мать не ратовать за «справедливость и здравый смысл», а поменьше быть на кухне и не готовить, когда готовят эти идиоты. Кроме того, я утверждаю, что мать должна иметь решительный разговор с Асеевым. Дело в том, что он все время повсюду говорит (как передают), как ему нравятся стихи матери и какая она сама — замечательный человек. Он ее приглашает к себе, даже на чествовании И. Бехера сошел с президиума и пошел с ней поздороваться, говорит о ее замечательности и необычайности и т.п. Все это — прекрасно. С другой стороны, Асеев — это теперь первый поэт в СССР — вследствие ордена Ленина, Сталинской стипендии, депутат и т.п. Я категорически утверждаю, что на него нужно нажать в смысле квартиры. Вот он все говорит о матери восторженно и т.п. Пусть покажет, что он готов сделать на самом деле. А может, слова его и всякая штука — пустяки и пустота и кривлянье? Мы почем знаем? Асеев — человек, сейчас высоко стоящий. Он много может. Если он действительно ценит мать, то он должен постараться создать ей хорошие условия существования. Он может это сделать легче, чем другой человек. А мать стесняется ему говорить о своей паршивой жизни, о соседях-сволочах, о комнате или квартире. Меня это бесит. Она знакома и дружит с Асеевым! Кто, как не Асеев, сможет ей помочь? Будет occasion доказать подлинное отношение к человеку. Сегодня он нас пригласил. «Хорошо», — говорит мать. «Хорошо, если удастся тебе с ним поговорить наедине о своем положении», — а иначе: плохо. К чему бесцельные визиты? Я теперь главным образом надеюсь на Асеева. Очень, вполне возможно, что он ничего не сделает в смысле комнаты или квартиры (не захочет или не сможет). Но попытаться нужно. Нельзя пренебрегать возможностями. Препротивно жить с этими сволочами, но приходится. И, главное, если бы мать так сильно не переживала бы эти скандалы и оскорбления. А вдруг Асеев действительно что-нибудь сможет сделать? Может, при помощи Моссовета.

Немцы на Крите захватили порт Канна и город и аэродром Гераклион. Имперские войска отступают. На Крите продолжается ожесточенное сражение, но, конечно, немцы в конце концов одолеют.

...

Товарищ держит слово по ящику в эфире,
о том, как будет клёво на суше и воде.
Ну а у Б.Петрова труба течёт в квартире,
и слесарь не приходит к нему четвёртый день.

Внизу в кафе веселье, там тарарам и крики,
там грохают шампанским и музыка орёт.
Ну а у Б.Петрова в ассортименте килька,
и пачка вермишели, и в морозилке лёд.

Ну, что же в том плохого?.. Там, может, свадьба снова,
и молодой, здоровый резвится там народ.
- А где твоя Петрова?.. – мы спросим у Петрова.
А он махнёт рукою и тягостно вздохнёт…

И тазик под трубою, и свечка в туалете,
и вермишель в пакете, и девять на часах…
Вот так Петров исчезнет, а мы и не заметим…
в газете не напишут, не скажут в новостях…


31 мая 2011 года, «Про Петрова»,
Мария Махова


  • 1
Хорошее у Марии.

рад отклику, долго размышлял включать стихотворение, не включать, долго искал пару

  • 1