Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

18 июня. У ключа забвения

В степи мирской, печальной и безбрежной,
Таинственно пробились три ключа:
Ключ юности, ключ быстрый и мятежный,
Кипит, бежит, сверкая и журча.
Кастальский ключ волною вдохновенья
В степи мирской изгнанников поит.
Последний ключ — холодный ключ забвенья,
Он слаще всех жар сердца утолит.

18 июня 1827 г., Петербург, Александр Пушкин.


Как хочется «и вновь я посетил»
Произнести (хоть это и банально)
сей уголок, забытый и печальный,
где ангел Божий некогда гостил.



Я тоже не хочу, как тот поэт,
чтоб мир узнал таинственную повесть
надежд, терзаний юношеских. То есть
здесь проведенных мною долгих лет.

Свидетели той повести… Увы…
Иных уж нет, другие же далече.
И некого мне в летний тихий вечер
приветствовать наклоном головы.

Все изменилось к худшему. Давно.
Веселый смех здесь слышится всё реже.
Луга да лес – они остались те же,
да неба перевернутое дно.

Я по лугам и по лесам брожу,
в них отражаясь светлым силуэтом,
и с детства сердцу милые приметы
в местах знакомых с грустью нахожу,

и к горлу подкатившийся комок
проглатываю, и сижу подолгу
на сером валуне или под ёлкой,
как в «юны лета» – так же одинок.

И думаю: давным-давно, вот тут
ко мне спускался с неба тихий ангел
неведомо в каком  духовном ранге
и уделял мне несколько минут.

Иначе что откуда бы взялось
в глуши сосновой выросшем мальчишке,
чуть, правда, помешавшимся на книжках,
не белую имеющего кость.

Итак, итак «и вновь я посетил»,
точней сказать, опять приехал в гости
в деревню, где на маленьком погосте
прибавилось надгробий и могил.

Где больше хлеб не сеют на полях,
где и в большом и малом – неполадки,
где избы в запустенье и упадке,
где скоро будут только тлен и прах.

Всё рушится – закон земли суров –
что человеки сделали руками.
И камня не оставлено на камне
не только от библейских городов.

А почему? – тот всё же б предпочёл
не задавать такой вопрос напрасно,
кто в юности прочёл Екклезиаста
и «Гамлета» в отрочестве прочёл.

О, Господи! Помилуй и прости
нас неразумных, нищих духом, ибо
мы без Тебя – ничто… За то спасибо,
что ангел твой здесь некогда гостил

18 июня 2003 года, «И вновь я посетил…», Александр Росков

, Roscov


17 июня 1964 поэт Павел Антокольский посетил  Шахматово. Поездка настолько его впечатлила, что он писал о ней в дневнике 2 дня:

17 июня .Весь день с В. Орловым и Е.В. Юнгер в Шахматове, на том месте, где была усадьба Бекетовых, где прошло детство, отрочество, юность Блока. Не побывать там хотя бы раз в жизни — грешно. Нам повезло: нашелся в соседней деревне военный инвалид (гораздо моложе меня), который привел нас к тому самому месту, где стоял когда-то дом. Густая лесная (бывшая когда-то садовой) заросль. Стена дикого шиповника, старые акации, столетний серебристый тополь со стволом в четыре охвата. Пробиться сквозь эту глушь почти невозможно. Представить себе, что пятьдесят лет назад (всего только) здесь жили — оседло, домовито, счастливо — люди, что у них были книги, лошади, ухоженные цветы, гости, посуда — невозможно. Что здесь рос любимый ребенок, сын и внук — тоже невозможно. На пять километров вокруг — никакого человеческого жилья. Все пусто и дико. И это невыразимо печально. Это был цвет и краса народа, нации, дворянства. Поколения русских людей создавали эту высокую духовность, эту доброту, этот очень небольшой (сравнительно) достаток, этот милый, приспособленный для личной нужды уют.
Володя и его жена восторженно умилялись и радовались, что побывали здесь. Сказать по правде, у меня главенствовала печаль, тоска, даже злоба: на всю русскую жизнь, на всю историю, которая так не бережет себя и своих памятников!
Это можно сравнить с остатками культуры Майев в мексиканских джунглях! Только там сохранились храмы, стены, статуи, а здесь — ни одного кирпича.
18 июня .Весь день под гнетом того, что видел в Шахматово. Это ужасно! Как может пропасть так бесследно такая напряженная и так много значившая человеческая жизнь? Как могло случиться, что никому не захотелось хоть что-нибудь сохранить здесь? Ведь были же друзья, родные, поклонники, почитатели... Были исследователи, которым, наверно, необходимо хотя бы швырнуть глаза на такое место... Наш гид (довольно глупый малый) говорил, что люди там бывают, ищут, расспрашивают дорогу... студенты, старики, «писатели». Вся окрестность вокруг запустела и обезлюдела.

Tags: 17, 17 июня, 18, 18 июня, 1827, 19 век, 1964, 2003, 21 век, Александр Пушкин, Александр Росков, Павел Антокольский, дневники, июнь, классика, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments