?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
24 июня. Зацепки памяти, приметы времени
I am
vazart
Стол поделила старенькая сетка
и слава богу ветра вроде нет...
любимая вьетнамская ракетка
в ладонь ложитца словно пистолет

Все замерли. Лишь в воздухе натужно
Движком гудит невозмутимый шмель,
Я собран. Витька тоже. Все как нужно...
Картина, блин... практически дуэль...


«Летние каникулы децтва-6. Настольный теннис», 24 июня 2009
, Чен Ким, chen_kim


 



Три солдата в мундирах зелёных,
отдуваясь, сидят на траве.
На измятых багровых погонах
по две жёлтеньких буквы "ВВ".

Видно сразу: охрана из зоны -
автоматы прижаты к ногам.
(Те места, что не столь отдалёны,
до предела приближены к нам)*.

Солнце шпарит. Охранникам жарко.
Пот по лицам течёт от жары.
Под кустом часто дышит овчарка,
над овчаркой - столбом - комары.

Я стою и смотрю с интересом...
Трое встали. Нахмурены лбы.
Вид серьёзен: - Откуда? - Из леса.
- А ходили зачем? - По грибы.

- Не встречали такого? - и фото
протянул мне один. - Не встречал.
Упустили? - Не ваша забота.
Я обиделся и замолчал.

А они - автоматы на спины,
не кивнув на прощание мне,
вдруг рванули к болотам - в низину,
вслед - овчарка на длинном ремне.

Ох, уж эти погони, засады...
Я пошёл по тропинке лесной.
На душе - неприятный осадок,
будто эта погоня - за мной.

* данный случай имел место в Архангельской области


24 июня 2003 года, «Погоня», Александр Росков, Roscov


Разбившейся  чашки  сметаю  осколки .
Короткий  у  чашек, как  правило, век.
А  целое  блюдце  поставлю  на  полку –
Для  блюдца  замедлится  времени  бег.

И  так  год  за  годом  они  остаются:
Отправить  их  в  мусор  не  сможет  рука.
Утраченных  чашек  забытые  блюдца,
Они – как  листы  моего дневника.

Затеряны  в  тёмных  глубинах  буфета,
Неслышный  ведут  меж  собой  разговор.
Глазурь  потускнела, надколота  где-то…
Но  словно  влечёт  полустёртый  узор

Неясных  штрихов  за  собой  вереницу,
Казалось, пропавших  в  волне  перемен,
И  в  памяти  вдруг  воскрешает  страницу,
Как  с  липовым  чаем  печенье « Мадлен»…

Как  только  на  свет  их  достанут  случайно,
Заметно  лишь  мне, как, незримо  струясь,
Вплетаются  в  будни  их  скромные  тайны.
Но вот  я  исчезну – исчезнет  и  связь.

И  высятся  блюдец  разрозненных  стопки,
Свидетелей  хрупких  растаявших  дней.
Дневник  ещё  можно  пустить  на  растопку,
А  блюдца – увы! – уничтожить  трудней.


24 июня 2013 года, «Блюдца», Елена Албул.

Полетав по холодной России,
Протрезвели мои соловьи.
Не курю я, мои дорогие,
И не пью, дорогие мои.

Изучаю язык и манеры
И вникаю в основы основ,
И вторично вступить в пионеры
Я хоть нынче, хоть завтра готов.

Но безгрешный огонь мне не светит,
Ибо вызнал умом и хребтом,
Отчего появляются дети
И куда исчезают потом,

Почему в золотом водопаде
Грозовой утопает разряд,
И зачем на церковной ограде
В полнолуние черти сидят.

Все-то вижу я зреньем подкожным,
Всё-то знаю, где край, где стезя.
И меня убивать уже можно,
Год назад еще было нельзя.

Год назад еще в мире и вере
В тихом сердце моем, как в тени,
Укрывались и люди, и звери,
И любили  друг друга они.

Но какая-то  внешняя сила
Из души безмятежной моей
Поначалу зверей исключила,
А теперь исключает людей.

В зачарованной жизненной чаще,
Где сгорели перо и тетрадь,
Ничего нет больнее
И слаще,

Чем людей из себя исключать.


24 июня 2013 года,
Чепурных Евгений Петрович

Зачем я сегодня
Выпил
Весь ветер с самарских улиц?
Стояли, не шелохнувшись,
Небесные города.
По их мостовым скакали
Встревоженные курьеры.
И цокот копыт железных
Как в масло, входил в жару.
А я говорил им :
«Хватит.
Оправьте свои мундиры
И трубы в чехлы упрячьте,
И плёткой смахните пот.
Вон там,
За углом пивнушки,
Стоит Соловей-разбойник.
Он дунет сейчас, как сволочь,
И станет всё хорошо.»
И вдаль покатились плавно
Воздушные поселенья,
И вновь закрутился флюгер
На башне, попав в струю.
Флажками махали дети.
А женщины посылали
Воздушные поцелуи

Небритому соловью.

24 июня 2014 года, «Полдень.Оплошность».
Чепурных Евгений Петрович

Пахнет небо тишиной,
кухня -  хлебом и айвой,
а сарайчик - сеном.
Пахнет озером осот,
запах яблок издаёт
наш завод консервный.

Только ангел за спиной,
тихий, лёгкий и босой,
перышка касанье,
ну не пахнет он никак -
в толще жизни для собак
белое зиянье.

А когда уйдёшь и ты,
из поющей пустоты
ангелоподобной
вновь потянет золотой
лужей, яблоком, травой
и айвой, и сдобой.



24 июня 2015
, Сергей Пагын