Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

1 июля. Про то, что отражает:

песни, зеркало, кино.

1. Песни

Как сроднились вы со мною,
Песни родины моей,
Как внемлю я вам порою,
Если вечером с полей
Вы доноситесь, живые,
И в безмолвии ночном
Мне созвучья дорогие
Долго слышатся потом.

Не могучий дар свободы,
Не монахи мудрецы,-
Создавали вас невзгоды
Да безвестные певцы.
Но в тяжелые годины
Весь народ, до траты сил,
Весь - певец своей кручины -
Вас в крови своей носил.

И как много в этих звуках
Непонятного слилось!
Что за удаль в самых муках,
Сколько в смехе тайных слез!
Вечным рабством бедной девы,
Вечной бедностью мужей
Дышат грустные напевы
Недосказанных речей...

Что за речи, за герои!
То - бог весть какой поры -
Молодецкие разбои,
Богатырские пиры;
То Москва, татарин злобный,
Володимир, князь святой...
То, журчанью вод подобный,
Плач княгини молодой.

Годы идут чередою...
Песни нашей старины
Тем же рабством и тоскою,
Той же жалобой полны;
А подчас все так же вольно
Славят солнышко-царя,
Да свой Киев богомольный,
Да Илью богатыря.


1 июля 1857, Алексей Апухтин.


2. Зеркало

Я — глаз, лишённый век. Я брошено на землю,
Чтоб этот мир дробить и отражать…
И образы скользят. Я чувствую, я внемлю,
Но не могу в себе их задержать.

И часто в сумерках, когда дымятся трубы
Над синим городом, а в воздухе гроза, —
В меня глядят бессонные глаза
И чёрною тоской запёкшиеся губы.

И комната во мне. И капает вода.
И тени движутся, отходят, вырастая.
И тикают часы, и капает вода,
Один вопрос другим всегда перебивая.

И чувство смутное шевелится на дне.
В нём радостная грусть, в нём сладкий страх разлуки…
И я молю его: «Останься, будь во мне, —
Не прерывай рождающейся муки…»

И вновь приходит день с обычной суетой,
И бледное лицо лежит на дне — глубоко…
Но время наконец застынет надо мной
И тусклою плевой моё затянет око!


1 июля 1905, Париж, Максимилиан Волошин, «Зеркало».


3. Кино (1-го июля 1915 года австралийская актриса Анетт Келлерман впервые в истории мирового кино снялась обнаженной).

В современном, скажем так, кино,
Где что ни мормышка, то звезда,
Снять с себя хоть все немудрено,
Так, однако, было не всегда.

Как нам в этот день не вспомнить ту,
Что когда-то в самый первый раз
Выставила смело наготу
На широкий зрительский показ.

Через пелену прошедших лет,
Через исторический туман
Проступает силуэт Анетт,
Так в народе звали Келлерман.

Много разных повидал я «ню»
На своем заслуженном веку,
Но одной лишь образ я храню
В памяти заветном уголку.*

Стоит только мне закрыть глаза,
Он опять передо мной встает,
Вижу стан, упругий как лоза,
Вижу груди белые вразлет.*

Обойдя весь Мельбурн и Сидней,
Всю Канберру пропахав насквозь,
Заявляю – этих ног стройней
Встретить мне нигде не удалось.

Сердца боль в груди не заглушить,
Дурь любви не выбить из себя,
Так зачем былое ворошить,
Понапрасну память теребя.

…Сеанс окончен, в зале дали свет,
И погас безжизненно экран…
Где вы, где мои семнадцать лет,
Где ты, где, Анюта Келлерман?


*Так нельзя, надо «уголке» (прим. ред.)
*Лучше «брови черные» (прим. ред.)


От редакции «Газеты. Ру»: Указанные выше примечания сделаны внутренним редактором автора. Мы к этому отношения не имеем.

Игорь Иртеньев, "Интересное кино", 1 июля 2006 года, Газета.Ру

Tags: 1, 1 июля, 1857, 19 век, 1905, 20 век, 2006, 21 век, Алексей Апухтин, Игорь Иртеньев, Максимилиан Волошин, из века в век, июль, классика, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments