?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
5 июля. Письма немногих-2
I am
vazart
Хоть в пустыню уйди от словесности,
Всё равно ведь потребует дань.
Ты являешься в мир из безвестности,
Простираешь над толпами длань,

И в надежде, что как-то по-новому,
Произносишь всё те же слова…
А народу плевать безголовому,
Не болит у него голова.

Легионы лакают шампанское.
Фарисеи кропают отчёт.
И такая тоска Гефсиманская,
Будто слышишь обратный отсчёт.


05.07.2007. Валерий Куранов,
kuranoff


Письма крымского друга.
(Тоже, видимо, из Марциала).



Нынче ветрено и пью я тост за тостом
Скоро лето, понаедут сюда бабы
Мне не надо больше сильным быть и рослым
Я могу теперь быть маленьким и слабым.

Алкоголь овладевает моим телом
Развиваются симптомы опьянения
Сколь приятней наблюдать за этим делом
Чем за женщиной в момент совокупленья.

Вот сижу я в ожиданье счета
Здесь не надо лебезить и суетиться
Водки пью я сколько мне охота
Отдыхающих здесь не берут в милицию.

Здесь гуляю босиком по первоцветью
Отрываю лапки мелким насекомым
Как там Путин? Чем он занят? Все «Роснефтью»?
Все «Роснефтью», вероятно, да «Газпромом».

Вон в могиле правоверный мусульманин
Он с неверными сражался на Кавказе
Никогда он не курил и не был пьяным.
Умер сразу, безо всякой эвтаназии.

Вон идет старик веселый, однорукий
Он с четырнадцати лет не просыхает
Схоронил давно жену, детей и внуков
Даже здесь не существует, Постум, правил.

Жизнь играет с нами шахматную партию
Все поделено на два неравных поля
Жить в эпоху суверенной демократии
Лучше в княжестве соседнем, возле моря.

Вдалеке от ихней властной вертикали
От борьбы, что доведет до импотенции
Говоришь, что здесь татары всех достали?
Но татары мне милее, чем чеченцы.

Этот вечер провести с тобой, путана
Я согласен, но давай-ка без соитья
Накачу тебе портвейна два стакана
И могу еще чего-нибудь купить я.

Не дыши ты в мою сторону перегаром
Отверни свое накрашенное рыло
Что бурчишь ты там? Что я мудила старый?
Старый – да, но не согласен, что мудила.

Вот и нам черед подходит склеить ласты
Как сказал мне старый гей, возле палатки:
«Жизнь прошла, словно несбывшаяся сказка»
Взгляд, конечно, в чем-то истинный, но гадкий.

Мой желудок барахлит на юге летом
Хорошо, что здесь два шага до уборной
Как в Ичкерии, мой Постум - или где там?
Навели порядок конституционный?

Приезжай на своем драном «Жигуленке»
Через горы и леса, поля и страны
Выпьем жгучей алычевой самогонки
Закусив ее резиновым рапаном.

А потом, под звуки местного оркестра
Закажу вина с названием «Массандра».
Покажу тебе прославленное место.
Где снимали грустный фильм про Ихтиандра.

Отведу тебя на горку, где руины
Расскажу тебе о подвигах, о древних.
Прочту список кораблей до середины
И спрошу, кто ожидается преемник.

К другу, Постум, твоему, что был активен
Скоро гость придет, по имени Кондратий
Сбережения мои, пол тыщи гривен
Обнаружишь под матрасом, на кровати.

Подходи к пивному бару, что на пристани
И договорись там с мужиками
Для начала, ты им литр горилки выстави
Они вынесут меня вперед ногами.

Мрачный лодочник допившийся до дрожи
Пеленгас в ведре стучит хвостом о донце
Тень деревьев все отчетливей и строже.
За скалу садящееся солнце.

На столе опустошенная бутылка
В небесах плывут созвездия Зодиака
На рассохшейся скамейке Дмитрий Быков
Охуительный роман про Пастернака.


Всеволод Емелин. Римейк. (На Волошинский конкурс поэзии). 5 июля 2007 года.


Переписать бы карму наново,
Уехать в дальние края
И жить в республике банановой,
Как распоследняя свинья,

Простою жизнью одноклеточной,
Без всяких там полутонов
Под диктатурой опереточной.
Одною парою штанов

Решить проблему гардеробную
С размаху — раз и навсегда,
В объятьях мять мулатку сдобную,
До трех считать не без труда,

Сплотиться с местным населением,
Сдружившись с местной анашой,
Его простым увеселениям
Отдаться с легкою душой,

Принять однажды католичество,
От веры отрешась родной,
Зато слегка подняв количество
Его адептов под луной,

И радости ценить убогие
Без нареканий на судьбу…
И все бананотехнологии
Видать в одном большом гробу


Игорь Иртеньев, "Бананотехнологии", 5 июля 2008 года, Газета.Ру.


День вчерашний за спиною, как соседи за стеною.
То ли тучи надо мною, то ли дым под потолком…
А душа саднит и ноет непонятною виною
И чернеет, словно ноготь перебитый молотком.
Я лафитничком граненым муху пьяную накрою -
Пусть крылатая подруга отсыпается пока.
И ореховую трубку с мелкорубленной махрою
Для душевного настроя раскурю от фитилька.
Мне ночная непогода бьет в окно еловой лапой.
Двадцать первый век, а в доме электричество чудит!
Слава Богу, Ее Светлость Керосиновая Лампа,
Как наследство родовое, добросовестно чадит.
Ах, былое удалое, гужевое, дрожжевое,
Столько страхов претерпело, столько бед перемогло,
А, гляди-ка, ретивое, до сих пор еще живое
И следит за мною через закопченное стекло.
И смиряются ненастья перед связью роковою.
Три минуты до рассвета. Воздух влажен и свинцов.
Старый дом плывет по лету над землею и травою.
И росинки, как кровинки, тихо катятся с венцов.


«Керосиновая лампа», Игорь Царев, 5 июля 2012



Если жить всё время летом,
Белым днём с румяным светом
И под чай с кипрейным цветом
Разговоры разговлять,
Привечать зверей бездомных,
Пропадать  в глазах бездонных,
То во время лет преклонных
Страшно будет умирать.

Если жить во тьму и холод,
Растирать в ладонях голод -
Огород дождём прополот,
Ни зерна, ни сорняка,
Если ветер - только встречный,
Если путь, - конечно, Млечный,
Срок глухой и бесконечный,
Сам поверишь - смерть сладка.


5 июля 2014 года,
Юрий Воротнин

Небо плачет человеком -
босоногая слеза
пахнет детством, пахнет снегом,
обнимающим леса.

А потом во тьме кромешной,
встав в дороге на ночлег,
одинокий, поседевший
небом плачет человек.


5 июля 2015 года,
Сергей Пагын