Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

6 июля. В реке времён. 21 век

21-ый век в реке времён у меня пока представляют четыре автора.



…Пошехонским кладбище зовётся
с чьей-то не чиновничьей руки.
Летний дождь сейчас вот-вот прольётся
на кресты, могилки, на венки.

Как давно мечтал здесь побывать я.
Вот и выпал этот случай мне:
мы пришли сюда, как к кровным братьям,
кровной по поэзии родне.

Молодыми с жизненного круга
спрыгнув на иного мира зов,
здесь лежат в трёх метрах друг от друга
два поэта – Чухин и Рубцов.

По людской и по Господней воле
рядышком совсем могилы их.
На двоих им поминальный столик,
и людская память – на двоих,

и цветы красивые такие,
и дождём обрызганный гранит,
и слова Рубцова о России
звонкие: «Храни себя, храни!»
                                  
На помин их душ мы наливаем
стопку водки полную – с горой.
Первой поминаем – Николая
и Сергея Чухина – второй.

Накрываем водку чёрным хлебом,
ставим на надгробье… И потом
на скамье сидим под тёплым небом,
сенокосным брызнувшим дождём.

Выше человеческого роста
вкруг могил деревья и кусты.
Уголок российского погоста
кажется уютным и простым.

Тянутся минута за минутой…
Мы сидим… И так здесь хорошо…
Уходить отсюда почему-то
неохота - век бы не ушёл.

Если б мне сказали люди эти,
если б предложили – (видит Бог!):
-Слушай, Александр, будешь третьим? -
Я бы тут же рядом в землю лёг…
                     

6 июля 2009 года, «Над вечным покоем. Посвящение ярославскому поэту Валерию Мутину», Александр Росков
, Roscov



А я не терзаюсь этим вопросом
Я знаю: в конце концов,
В следущей жизни я стану матросом.
Как Николай Рубцов.
Буду ходить на баржЕ-сухогрузе
Большою русской рекой.
Рек до хрена в советском союзе
Мне все равно какой...

По берегам огоньки жилья,
Дизель работает тяжко.
И на корме, средь людского белья
Сохнет моя тельняшка.


6 июля 2009 года, «Кем быть?»,
Чен Ким, chen_kim


День становится полем, потом – перелеском,  дождем…
Так неспешно и тихо, омыто водой осветленной,
время входит в пространство, как в отчий покинутый дом -       
спи, дитя, засыпай на отцовской подушке соленой.

Словно сон в снегопад, полевая дорога мягка.
Здесь разбитая склянка тебе просияет в полыни,
будто только тебя ожидала годами пока
ты сюда не пришел по сырой и нетронутой  пыли.

Взгляд, что долог, как жизнь, различит напоследок борзой
белый бег по стерне – как ветошка летает над полем…
Что увидишь еще?
В перелеске коня под сосной,
птицу в пустоши неба,
шажок голубиный по хвое…


6 июля 2009 года,
Сергей Пагын.


Господи боже зачем мы судачим?
По волосам безголовыми плачем,
Царствуем в царстве потерь, -
В окаменевшем стеклярусе басен,
Там, где любой отголосок прекрасен,
Где нарисована дверь.

Что там, за вывеской, за крендельками?
Чья незнакомка знакомится с нами,
Будучи слишком пьяна?
То ли сердечный союз, то ли драчка, -
Так после свадьбы разъелась рыбачка,
Точно очнулась от сна. -

Быт это страшное слово, парниша, -
Возле параши искомая ниша,
Пучит от счастья живот.
Да ничего проблююсь, протрезвею,
Выну по Чехову с полки фузею,
Хватит картечи на взвод

Кошек, старушек, ворон и кукушек, -
Мало фузеи? да в памяти пушек
Больше, чем роз и гвоздик, -
Каменный лес осыпается крошкой,
Плеть семихвостка кидается кошкой,
Скрип обращается в крик.

6 июля 2015 года, Илья Будницкий, budnitsky
«Крик» из цикла «И это пройдет». (взято на авторской странице в ФБ).
Tags: 2009, 2015, 6, 6 июля, Александр Росков, Илья Будницкий, Сергей Пагын, Чен Ким, июль, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments