?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
10 июля. Стихи этого дня разных лет. Инна Лиснянская
I am
vazart
Переходим к творцам текущего века. Ниже 5 стихотворений Инны Лиснянской, написанных за четыре года подряд.

1.
Прежде уменье в себя всмотреться
Давало мне, как ни странно, способность
Понять своё и чужое сердце,
Увидеть лица’ и вещи подробность,
Границу меж зеркалом и стеклом,
Меж точкой зрения и углом.

Движется мысль по морям и рощам,
По облакам, по камням безучастным —
Чем больше контакта с целым и общим,
Тем меньше связи с личным и частным, —
Уже от себя я отчуждена
Дорогой от зеркала до окна.

Более я не предмет в предмете,
Не вижу морщин — ни своих, ни моря,
Ни птиц на ветвях, ни лягушек в кювете,
Ни своего, ни чужого горя,
Ни своего, ни чужого лица —
Так наступает пролог конца.

10 июля 2000

2.
Зеркало, видимо, слишком устало,
Хоть и напротив апрельских рам.
Видимо, всё, что о мире узнало,
Старое зеркало порассказало
Мне, чтобы я рассказала вам.

Мне бы ещё говорить лет десять
Вам про любовь и прочую муть...
Но и слезы’ уже не сморгнуть
Зеркалу. Уж не пора ли завесить
Да и рассказчицу помянуть?

10 июля 2001.

3.

Первое электричество

Электричество было открыто еще при Адаме и Еве:
Он входил в ее лоно так плотно, как штепсель в розетку, —
Как светильники быта, плоды на познания древе
Загорались их страстью, приняв золотую расцветку
Волосков напряженных, под коими синие вены
Трепетали разрядами молний. Оазис Востока
Заряжался их током соитья в тот миг, как мгновенно
Плоть взлетала в экстазе сильней, чем душа от восторга.
Наблюдали за ними все звери, и рыбы, и птицы,
Да и Змей наблюдал, распаляя в мозгу своем похоть.
Поднося Еве яблоко, так он сумел изловчиться,
Что от света плода засверкал искусителя коготь.
От Адама был Авель. От Змея, возможно, что — Каин, —
И, возможно, от змиева когтя пошла на земле вся недоля.
Все возможно, пока размышления лед не оттаян
Той эдемскою вспышкой электромагнитного поля.

10 июля 2002.

4.
Каждый миг тобою выверен,
Каждое мое движение, —
И кричу закрытым ртом:
Наизнанку меня выверни!
Закрути меня жгутом!
И забрось куда подалее!
...Только где ни окажусь,
Снова буду в унижении
Целовать я те сандалии,
В чьи подметки не гожусь.
10 июля 2002.

5.

В море дождя

1

Блещут над жизнью старой
Молниевы мечи.
Стало крылом Икара
Тело моей свечи.

Воск ее слезный перист,
Нервен огонь живой.
А за окошком — пенист
Ливня густой прибой.

Дождь затопляет крону,
Что ни листок — моллюск.
Чаще, чем на икону,
Я на окно молюсь.

Вижу я рыбью стаю.
Руки вдруг разведя,
Я из окна взлетаю
В море дождя.

2

Владыка дней моих, владыкой вод соленых
Ты представлялся мне,
Я бытовала в зарослях зеленых
На самом диком дне
Твоих владений, жемчуг чей не сметен,
Как в Подмосковье снег.
Я забывала, что ты тоже смертен,
Как всякий человек.
Я счастлива была. И вот ты умер.
А суша так глуха,
Что слышится едва с небес знакомый зуммер
Морского петуха.
3

Постоянно мне снится лицо твое в бритвенном креме
И кусок лезвия —
Будто сам ты сбриваешь со щек своих жесткое время
Своего бытия
И что руки мои разведенные стали антенной,
И что ловят они
Все событья земель и морей, айвазовскою пеной
Торопящие дни.
Что ни утро — пытаюсь распутать до горького стона
Сон навязчивый свой.
По сей день застреваю я в синих кудрях Посейдона,
В этой пене седой.

4
Я вспоминаю тебя по любому поводу.
Овеществленная память ныряет под воду

Рыбой, владеющей разнообразными жанрами, —
Пляшущей всем животом и поющей жабрами,

Ищущей музыку между корягой и перлами,
Пишущей по серебру разноблесткими перьями,

Дышащей былью и болью минутного вымысла,
Где твоя свежая смерть в песню подводную выросла.

5
Вовсе сбрендила Муза — в морском пребываю затворе.
Если истина, как утверждают, рождается в споре,
То из пены морской рождается красота,
Я качаю ее колыбель, а она пуста, —
Вся в коралловой сыпи, как кожа ребенка в кори.

Я окутана водорослями под стать повилике
И под стать моим мыслям о старом моем владыке —
Он ушел из объятий моих навсегда, навсегда,
Только блики следов его звездных хранит вода
Только ветер волну за волной, как страницы книги,

Перелистывает. Мой любимый писал о волнах —
О давно миновавших и об идущих войнах,
Поднимающих тину кровавую с самого дна.
В мире распрей не счесть, а Любовь на свете одна,
И бессильно печется она о живых и покойных.
Я качаю коралловую колыбель Афродиты.
Вкруг меня все моллюски целы, акулы сыты.
Но пуста колыбель, опустел и царский престол.
Не хочу я на землю, в которую ты ушел.
Обезумела Муза — теперь мы со смертью квиты.

6
Не боюсь я под воду спуска,
Где все рыбы мерцают лунно.
То я — в раковине моллюска,
То я — смерч на трезубце Нептуна, —

Беззаботна в морской пучине,
Затыкающей рот скорбящий,
Убаюкивающей в тине
День прошедший и настоящий,

10—13 июля 2003