Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

19 июля. Три возвращения

(по стихам нашего века).

Родина моя, моя деревня! -
как давно-давно я не был тут...
От неё остались лишь деревья,
поле, да заросший тиной пруд.

Кулики над ним летают, свищут,
славят жизнь у этого пруда.
А на месте нашего жилища
лопухи растут да лебеда.

И такое тут царит безлюдье -
(родина, узнай меня, приветь!)
хочется упасть на землю грудью
и по бабьи, в голос, зареветь.

Жаль, что я пришёл сюда тверёзый,
а не то бы, куликам на смех...
Посидел под сломанной берёзой,
вспомнил обо всём и обо всех.

Обо всех, кто жив и кого нету
вспомнил... Сосчитал по именам.
Высмолил четыре сигареты,
грустно посмотрел по сторонам.

Посмотрел, как ёлки мирно дремлют
над земным суровым бытиём,
как сидит на камне, вросшем в землю,
детство деревенское моё.

Я его рукой своей потрогал.
Уходя, перекрестился я:
до свиданья! Оставайся с Богом
родина безлюдная моя...


19 июля 2003 года, «Родина безлюдная моя»,
Александр Росков,
Roscov


А рванули, Рай, за старую церковь -
Поваляемся в пахучей полыни?
Знаю, выросла, но все-таки Верка,
И глаза все те же - серое в синем.

Облака над нами - белая вата,
То, большое - как пузатая панда...
Знаешь, бабка говорила: когда-то
Здесь тюремщики хлебали баланду.

Здесь? А в церкви - ты не слышала, Райка?
Их гоняли по Вороньже работать,
А потом давали черную пайку,
Вертухаил старый дедушко Зотов.

Твой папашка не дает алиментов,
У пивной все ошивается бочки,
А у матери у Божией ленты
Как у Майки, у завмаговой дочки.

Райка, бабка говорила, что ходит
Бог невидимо по улицам нашим.
Подсказал бы, что помрешь через годик -
Заплатил бы, может, пьяный папаша.

Райка, в церкви, говорят, Бога нету -
Там цемент, горбыль, щелястые доски,
И четыре или пять вагонеток,
А святых-то забелили известкой.

Не известка - так залезть, поглядеть-ко,
Говорят, святые были - как мы же,
Ну не все, а третья часть - малолетки,
Кто в огне и на кресте-то не выжил.

Хорошо лежать в полыни и кашке,
Да пора мне уходить из июля.
Ты смотри, не перепачкай рубашку,
Божья Матерь заругает - грязнуля.

Мне ведь, Райка, сороковник - хренею,
А тебе осталось ровно двенадцать.
Мы обнимемся по-детски - за шею,
Я приду еще...пора расставаться...

Полетела? Ну, счастливой дороги.
Я стою, и перехвачено горло.
Ты спроси там, Рай, у Господа Бога:
Можно сделать, чтобы дети не мерли?


19 июля 2015 года, «Возвращение. Ненадолго»,
Вера Кузьмина,
Веник Каменский.


При чужих друг друга не узнавать –
Отводить глаза, как от пустоты.
У него кругом – высший свет да знать,
Да такие дамы! А ты - что ты...
В одиночку дома стелить постель,
Да торшер включить, да кота чесать…
…С разных входов тихо зайти в отель,
Где заказан номер на три часа.
Вместе в такт дышать. Обнимать, беречь,
Целовать в глаза, отводить беду.
Но таких коротких тревожных встреч –
Если повезет, то пять-шесть в году.
Разругаться вдрызг из-за пустяка.
Корвалол, такси, самолет к чертям.
Ничего, он будет меня искать.
Только он не станет - он горд, упрям.
Тридцать лет напрасно прождать письма.
Ухажеров гнать да смеяться вслед.
Хорошо, родной, напишу сама.
Или нет, приеду. Куплю билет.
Постарел, конечно, - за столько лет…
Ожиданьем встречи гореть, лучась.
Все продать до нитки. Купить билет.
Пролететь весь мир. Опоздать на час.


19 июля 2015 года, Ольга Суханова
Tags: 19, 19 июля, 2003, 2015, 21 век, Александр Росков, Вера Кузьмина, Ольга Суханова, июль, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments