?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
19 июля. Стихи из дневников
I am
vazart
ЮРИЙ КУБЛАНОВСКИЙ

2008:
19 июля.
Жарбы и грозы. Дописал (для “Октября”) о Володе Кормере. Неужели бы и с ним нас жизнь разнесла?
В одном месте Кормер цитирует Вадима Борисова: “Исторической памятью я называю таинственную способность, потенциально присущую каждому человеку, переживать историю как собственную духовную биографию. Эта способность реализуется в двуедином акте опознания истории в себе и себя в истории”. Ну, не знаю, “каждому” ли, но мне — точно. И еще: “Историческая память есть необходимое условие духовного самоопределения, без которого невозможна или, во всяком случае, крайне ущербна жизнь в культуре. Усыхание или угашение этой способности означало бы конец духовной культуры, привело бы (и приводит) к жалким, всегда плоским и безвкусным попыткам культурного самочиния”.
Золотые слова. Как раз это у нас сегодня и происходит. Сказано 35 лет назад, а словно про наши дни.
Днем обедал у Инны Лиснянской. За 2 месяца 50 стихотворений, и есть — прекрасные.
Про “Сёмушку” особенно: “День Победы безотрадной / празднуй, Сёмушка”.
Лингвисты (и критики) претендуют на знание лирической тайны. А в большинстве — как на подбор — глухари.

Примечание:

Свет обильный, надмогильный.
Светит солнышко.
Я пришла дорогой пыльной,
Здравствуй, Сёмушка!

Пыль от суеты парадной,
Яко кровушка.
День победы безотрадной
Празднуй, Сёмушка!

С розой я пришла и с водкой,
Пью из горлышка.
Я пришла с военной сводкой:
Выспись, Сёмушка!


10 мая 2008, Инна Лиснянская.



РОЛАН БЫКОВ

1985:
19 июля. Снова еду в Ленинград. С 9-го был в Норвегии — Дании, 18-го прилетел из Копенгагена и снова в свое корыто. Почему-то основные события остаются незаписанными и неоцененными, дневник уходит в сторону, а потом записывать не хочется. Так было и во время «Чучела», так, в основном, было всегда. О Норвегии и Дании надо было записывать все, пока помню. Но в поезде писать трудно.

Стихи что-то совсем меня оставили, они все-таки рождаются на особом пике души... Наверное, поэты жили такой жизнью, что чаще были в состоянии необходимости стихов. Тут, как и везде, нужна инерция. Стихи, как женщин, нельзя забывать до случая — они не забывают этого, они уходят, будто их и не было. Стихи или надо писать всегда, или не писать совсем, не баловаться святым.


Все в дороге, все в дороге,
Все в заботах и тревоге,
Все в заборах и замках,
Все с собою, все в комках.
Узел боли, ящик доли,
Чемодан слепой неволи,
Мыслей слипшихся комок
И любви большой мешок.


Не оставляй меня, строка.