Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

21 июля. Строки с дороги. 21 век

День последнего жасмина.
Неподвижной жизни день
Мается, изнемогая.
Мне уже и думать лень,
В чем недвижности причина
И была ли жизнь другая?

Жизнь моя, чье расстоянье
От крылечка до ворот,
Все же мир расширить тщится
Мира книжного за счет,
Где семи ветров дыханья, —
Я на мифы мастерица.

Вымысел завью колечком,
Поспособствую утечкам
Фактов нынешних... Да вот
Неизменен ход сюжета:
Меж калиткой и крылечком,
Как бы и не видя лета,
Жизнь стоит. Жасмин цветет.


21 июля 2002. Инна Лиснянская, «Последний жасмин».


Черёмуха… Дерево это
любимо в деревне. Она
зимою почти незаметна.
Но вот наступает весна,
природа вокруг оживает,
журчит и звенит, и свистит.
В конце благодатного мая
черёмухе – время цвести.
По всем городкам и по весям
черёмухи буйно цветут.
А сколько лирических песен
о ней по России поют!
Черёмуху редко сажают –
она вырастает сама
и лепится к баням, к сараям,
к бревенчатым жмётся домам –
поближе к людскому жилищу
старается дерево быть.
А станет деревня кладбИщем,
умрёт – и ему здесь не жить.
Пример? – да их сколько угодно –
снесут под черёмухой дом -
черёмуха два, ну три года
ещё поцветёт, а потом
не сразу, не вдруг – постепенно
безжизненной станет, сухой
покроется гнилостным тленом,
а там уже ветер лихой
на землю черёмуху свалит,
ствол скроет густая трава
и – были, и как не бывали
деревня, а в ней – дерева.
И чтоб одиноко стояла
черёмуха в поле – отнюдь!
В деревне б её укрывала
постройка какая-нибудь
от злобного ветра-борея.
Мороз – он ведь тоже злодей.
Не может или не умеет
черёмуха жить без людей.
Знать, так уж, наверное, надо
природе – в деревне любой –
избушка с черёмухой рядом,
черёмуха рядом с избой…


21 июля 2006 года, «Черёмуха»,  Александр Росков
, Roscov

Окно отворится со стуком,
И створу смахнёт набекрень,
Ночь сгинет по левую руку,
По правую - вырастет день.

Под ветром взлетят занавески,
Наполнится светом жильё.
Всё в прошлом, но снова по-детски
Я верю в бессмертье своё.


21 июля 2009 года, Юрий Воротнин.

Человек, который любил и умел летать,
сел в обычный поезд, решив убежать от дел.
Поскорей бы осень, он снова начнёт писать,
он себя расслышит, расслышит себя в дожде.

Он войдёт в тот город, (в тот сад, в тот далёкий сон),
где цветы и травы, и жив ещё старый дом,
и, как будто в детстве, опять рассмеётся он,
и покормит белку, раскрыв ей свою ладонь.

Человек сел в поезд, взял чай и открыл окно.
Ночью вышел в тамбур и в тамбуре закурил.
Поезд шёл туда, где он не был давным-давно,
поезд шёл на север, туда, где он раньше жил.

Там его любили и помнили много лет,
там, наверно, мама колдует над пирогом,
а отец, как прежде, наверное, чинит свет,
и ругает власть, хоть она уже ни при чём…

И мелькало время, раздвинув цветной экран,
и мелькали годы, в которых он не тужил…
Человек сел в поезд, который ушёл вчера
и в котором был он единственный пассажир.


21 июля 2010 года, Мария Махова.

Время помнить друг о друге…
Зачеркнул «привет, подруга».
Написал «с тобой на юге!..»
(Всхлипнул, деньги посчитал…)
Ночь такая, мамма миа, что пролитые чернила,
(иль бумага истомилась?)- превращаются в металл!..
С металлическим же хрустом,
языком довольно русским,
я пишу тебе, что грустно…
Я пишу тебе,  что я…
Налетает, отметает, потерялась запятая,
под балконом увядает песня брата-соловья…

Время помнить друг о друге;
не траве мечтать о плуге,
не руке мечтать о плуге,
но - упавшему зерну…
Зарифмую «ноги-руки-губы-слёзы-грустно очень»,
И сиреневые ночи сразу вырастут в длину…
Как ты, где ты? Вьётся лето
то ли лентой, то ли змейкой,
птички делают семейки,
все скамейки поделив…
Я сгораю, но не очень,
умираю, если в-общем,
я дышу тобою в прочем, только прочее – на слив…

Время помнить друг о друге,
мы ж - лошадками по кругу…
Скажем: будущее –будет!
Будет так, а не вот так?..
Зачеркнул – «ты просто дура»,
написал – «твоя фигура
каждый день по чётным средам
льнёт строкой к моим листам…»
Как-то что-то неконкретно…
Фиолетовое лето,
и оранжевое лето
тихо падают в конверт…
Я дарю тебе букеты
из оранжевых рассветов:
ни приветов, ни ответов этим летом нет и нет…

Время помнить друг о друге.
Я и помню... Сны и руки.
Вспоминаю – дни и звуки;
пропадает в чаще след…
Я зачеркиваю полдень,
потому что письмам - поздно,
а другого в мире просто
у меня сегодня нет.

…Строчки - тянутся вязаньем.
Строчка – нитка тишины.
Я найду тебя до завтра,
уходя в пустые сны.
Погружаясь головою
в полукраски-полубред,
стану плугом, и травою,
стану волком, что завоет,
потеряв щенка и след…


21 июля 2012 года,  Дмитрий Ревский, Rewsky.

будет в тамбуре колечком
виться дым как седина
на плацкарте до конечной
не доехать дотемна

и в стекле за занавеской
будет лампочка в конце
гаражи на перелески
на твоём менять лице

облака дома и люди
мы дорогой заняты
просто будем будем будем
без глаголов-запятых

это всё согласно смете
будет скатано в матрас
это даже после смерти
происходит не без нас



21 июля 2014 года, «Будем»,
Михаил Свищёв.
Tags: 2002, 2006, 2009, 2010, 2012, 2014, 21, 21 век, 21 июля, Александр Росков, Дмитрий Ревский, Инна Лиснянская, Мария Махова, Михаил Свищев, Юрий Воротнин, июль, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments