?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
27 июля. Дом под звёздами Кассиопеи
I am
vazart
Июнь, опоив горьковатой отравой,
своим благолепием был
обязан сполна курослепу с купавой,
кувшинкам, врастающим в ил.

Тогда, поразмыслив, я выбрал в итоге
всё лето гулять, бомжевать,
а зиму зализывать раны в берлоге,
пока не начнут заживать.

Привыкший к своей затрапезе, едва ли
я вдруг испытал интерес
к богатству, когда б не купил на развале
подержанный Атлас Небес.

И сразу же стал на догадки скупее:
сродни ли — сказать не берусь —
неровно мерцающей Кассиопее
покойная матушка Русь.

Своим чередом приближаясь к отбою,
глотая слюну с бодуна,
я так и не смею проститься с тобою,
родная моя сторона.

Когда световые года пронесутся,
хотя нескончаем любой,
а вдруг доведётся, робея, коснуться
мне ризы твоей гробовой?


27.VII.1999, Желомеено, Юрий Кублановский, «Кассиопея».



Мы с тобой беспартийные, мы ничьи,
Нам не надо скандировать, обниматься…
Хорошо в сторонке гонять чаи
И над вымыслом потом обливаться.

И какая б кругом ни гремела жесть,
Западло лудить на неё полуду.
Потому что я знаю, чьих ты есть,
Потому что надеюсь, чьих я буду.


27.07.2008. Валерий Куранов
,kuranoff


Скрипели балки деревянные, густела истринская мгла, глядели лики осиянные с икон из красного угла, горел в окошке цветик аленький, спал кот на первом этаже, я думал - нету в доме маленьких, и мало стареньких уже. Скрипели балки деревянные, дом спал и думал обо мне, на досках лики осиянные, и рядом рамки на стене с уже далёкими, но милыми, не пережившими войну, и надпись синими чернилами «Полк на манёврах на Дону». Наш дом бревенчатый расстроился, окреп и выдюжил беду, и было весело на Троицу в подросшем грушевом саду, и снова гости полупьяные, и те же песни о войне, и эти лики осиянные на полуструганной стене. И ель высокая качается, и гнутся яблони в саду, и всё течёт, не возвращается, бурлит в тринадцатом году. Я сам, как цветик этот аленький, покорен местным чудесам. Я знаю, будет в доме маленький, и стану старенький я сам. И кто-нибудь по фото выцвелым ребячьим взглядом проскользит, и дом моими половицами живущих в нём благословит. Не зря мы силы наши тратили, не извели на ерунду. Я напишу на фотографии – «Наш дом в тринадцатом году».

27 июля 2013, «Дом»,
Алексей Ивантер


Спала жара, и дышать легко
В сумраке старых комнат.
Капает лунное молоко,
Капли стучат: при-пом-нить.
Многое помнится. Вечер тих,
Спят во дворе качели.
Разное прошлое у двоих,
Четкие параллели.

В погреб за бабкой. Темно. Смелей! В инее стены - ишь ты...Нет ничего на большой земле лакомей кочерыжки. Грузди, ядреный капустный хруст. Лезь-ко наверх, простынешь. Руки устали. А вдруг сорвусь? Пять перекладин. Финиш. В кухне тепло, на столе лапша сушится для похлебки...
...как хорошо во дворе дышать, не вынося за скобки запахи нефти, цветов, земли - каждый знаком и дорог. С мамой варенье мешать пошли - мякоть арбузных корок. Пенка на блюдце - скорее в рот. Кашу сначала, слышишь? Льется душистого солнца мед прямо на двор и крышу.

Семечки, шумный слепой базар, гулкость ночных вокзалов. Бабушка учит меня вязать, я ей платок связала. И завязала - прощай, крючок, здравствуй, пьянящий воздух. Старый пакет, из угла течет - пиво берем на розлив. Утром башка у меня трещит - к черту, какая школа?
...прямо над морем - луна, как щит, будет денек веселый. Губы и пальцы - чернильный вкус тутовых сладких ягод. Мамочка, я через час вернусь. Что ты сказал - салага? Вы в середине, сомкнулся круг, стычка до первой крови. Буйством и сладостью дышит юг, каждый другому вровень.

Темный сарайчик среди травы. Щас по полсотне примем. Запах сгоревшей сухой ботвы смешан с дымками "Примы". Сашка, Коляна, Наиль-матрос. Руки! ногой по роже. Зубы вцепились кому-то в нос - и убегаю все же.
...в гости впервые. Пиджак примерь! Мама, да мне футболку. В глупое счастье открыта дверь девочкиной заколкой. Вместе над книгой - плечом к плечу. Как по-английски "поздно"? Кажется...кажется, я лечу...
Время. Пустеют гнезда.

Кодла дворовая. Girl and boy.
Слойка с изюмом. "Прима".
Все-таки разные мы с тобой.
Разные, мой любимый.
Сохнет в коробке на кухне лук,
Дергает окна ветер.
Разные...
Только поет ашуг
На берегах Исети.

Сборник доказанных теорем
В Каспий тобой уронен.
Хочешь, достану?
"Цавет танем"*
В мокрых моих ладонях.
Сборник задачек про дважды два,
Азбучных круглых истин:
На облаках не растет трава,
В Англии скажут "мистер",
Лошади любят жевать овес,
Дело не делай наспех,
Летом жара, а зимой мороз,
Волга впадает в Каспий,
Сахар всегда добавляют в крем,
Клоун грустит без грима,
Что б ни случилось -
"Цавет танем".
Это неотменимо.

*Цавет танем - возьму твою боль


27 июля 2013 года, «Цавет танем», Вера Кузьмина,
Веник Каменский


В библиотеке три старушки,четыре старика,
Поэты, словно побирушки, сойдясь издалека,
бормочут, шепчут, причитают, - услышат ли, поймут? -
Опять о глории мечтают, огонь сердечных смут
среди скрипучих дряхлых стульев, ( толкни соседку вбок),
Австралия - природа ульев, раскрашенный лубок, -
так чудится пенсионеру, он видит лишь отлив,
как ящер, переживший эру, но помнящий, что жив. -
А ты - приехал и уехал, чудесные деньки, -
Среди оваций и успеха пригрелись старики.


27 июля 2015 года,"Вечер поэзии в библиотеке"
, Илья Будницкий, budnitsky