Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

27 июля. Дом под звёздами Кассиопеи

Июнь, опоив горьковатой отравой,
своим благолепием был
обязан сполна курослепу с купавой,
кувшинкам, врастающим в ил.

Тогда, поразмыслив, я выбрал в итоге
всё лето гулять, бомжевать,
а зиму зализывать раны в берлоге,
пока не начнут заживать.

Привыкший к своей затрапезе, едва ли
я вдруг испытал интерес
к богатству, когда б не купил на развале
подержанный Атлас Небес.

И сразу же стал на догадки скупее:
сродни ли — сказать не берусь —
неровно мерцающей Кассиопее
покойная матушка Русь.

Своим чередом приближаясь к отбою,
глотая слюну с бодуна,
я так и не смею проститься с тобою,
родная моя сторона.

Когда световые года пронесутся,
хотя нескончаем любой,
а вдруг доведётся, робея, коснуться
мне ризы твоей гробовой?


27.VII.1999, Желомеено, Юрий Кублановский, «Кассиопея».



Мы с тобой беспартийные, мы ничьи,
Нам не надо скандировать, обниматься…
Хорошо в сторонке гонять чаи
И над вымыслом потом обливаться.

И какая б кругом ни гремела жесть,
Западло лудить на неё полуду.
Потому что я знаю, чьих ты есть,
Потому что надеюсь, чьих я буду.


27.07.2008. Валерий Куранов
,kuranoff


Скрипели балки деревянные, густела истринская мгла, глядели лики осиянные с икон из красного угла, горел в окошке цветик аленький, спал кот на первом этаже, я думал - нету в доме маленьких, и мало стареньких уже. Скрипели балки деревянные, дом спал и думал обо мне, на досках лики осиянные, и рядом рамки на стене с уже далёкими, но милыми, не пережившими войну, и надпись синими чернилами «Полк на манёврах на Дону». Наш дом бревенчатый расстроился, окреп и выдюжил беду, и было весело на Троицу в подросшем грушевом саду, и снова гости полупьяные, и те же песни о войне, и эти лики осиянные на полуструганной стене. И ель высокая качается, и гнутся яблони в саду, и всё течёт, не возвращается, бурлит в тринадцатом году. Я сам, как цветик этот аленький, покорен местным чудесам. Я знаю, будет в доме маленький, и стану старенький я сам. И кто-нибудь по фото выцвелым ребячьим взглядом проскользит, и дом моими половицами живущих в нём благословит. Не зря мы силы наши тратили, не извели на ерунду. Я напишу на фотографии – «Наш дом в тринадцатом году».

27 июля 2013, «Дом»,
Алексей Ивантер


Спала жара, и дышать легко
В сумраке старых комнат.
Капает лунное молоко,
Капли стучат: при-пом-нить.
Многое помнится. Вечер тих,
Спят во дворе качели.
Разное прошлое у двоих,
Четкие параллели.

В погреб за бабкой. Темно. Смелей! В инее стены - ишь ты...Нет ничего на большой земле лакомей кочерыжки. Грузди, ядреный капустный хруст. Лезь-ко наверх, простынешь. Руки устали. А вдруг сорвусь? Пять перекладин. Финиш. В кухне тепло, на столе лапша сушится для похлебки...
...как хорошо во дворе дышать, не вынося за скобки запахи нефти, цветов, земли - каждый знаком и дорог. С мамой варенье мешать пошли - мякоть арбузных корок. Пенка на блюдце - скорее в рот. Кашу сначала, слышишь? Льется душистого солнца мед прямо на двор и крышу.

Семечки, шумный слепой базар, гулкость ночных вокзалов. Бабушка учит меня вязать, я ей платок связала. И завязала - прощай, крючок, здравствуй, пьянящий воздух. Старый пакет, из угла течет - пиво берем на розлив. Утром башка у меня трещит - к черту, какая школа?
...прямо над морем - луна, как щит, будет денек веселый. Губы и пальцы - чернильный вкус тутовых сладких ягод. Мамочка, я через час вернусь. Что ты сказал - салага? Вы в середине, сомкнулся круг, стычка до первой крови. Буйством и сладостью дышит юг, каждый другому вровень.

Темный сарайчик среди травы. Щас по полсотне примем. Запах сгоревшей сухой ботвы смешан с дымками "Примы". Сашка, Коляна, Наиль-матрос. Руки! ногой по роже. Зубы вцепились кому-то в нос - и убегаю все же.
...в гости впервые. Пиджак примерь! Мама, да мне футболку. В глупое счастье открыта дверь девочкиной заколкой. Вместе над книгой - плечом к плечу. Как по-английски "поздно"? Кажется...кажется, я лечу...
Время. Пустеют гнезда.

Кодла дворовая. Girl and boy.
Слойка с изюмом. "Прима".
Все-таки разные мы с тобой.
Разные, мой любимый.
Сохнет в коробке на кухне лук,
Дергает окна ветер.
Разные...
Только поет ашуг
На берегах Исети.

Сборник доказанных теорем
В Каспий тобой уронен.
Хочешь, достану?
"Цавет танем"*
В мокрых моих ладонях.
Сборник задачек про дважды два,
Азбучных круглых истин:
На облаках не растет трава,
В Англии скажут "мистер",
Лошади любят жевать овес,
Дело не делай наспех,
Летом жара, а зимой мороз,
Волга впадает в Каспий,
Сахар всегда добавляют в крем,
Клоун грустит без грима,
Что б ни случилось -
"Цавет танем".
Это неотменимо.

*Цавет танем - возьму твою боль


27 июля 2013 года, «Цавет танем», Вера Кузьмина,
Веник Каменский


В библиотеке три старушки,четыре старика,
Поэты, словно побирушки, сойдясь издалека,
бормочут, шепчут, причитают, - услышат ли, поймут? -
Опять о глории мечтают, огонь сердечных смут
среди скрипучих дряхлых стульев, ( толкни соседку вбок),
Австралия - природа ульев, раскрашенный лубок, -
так чудится пенсионеру, он видит лишь отлив,
как ящер, переживший эру, но помнящий, что жив. -
А ты - приехал и уехал, чудесные деньки, -
Среди оваций и успеха пригрелись старики.


27 июля 2015 года,"Вечер поэзии в библиотеке"
, Илья Будницкий, budnitsky
Tags: 1999, 20 век, 2008, 2013, 2015, 21 век, Алексей Ивантер, Валерий Куранов, Вера Кузьмина, Илья Будницкий, Юрий Кублановский, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments