?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
28 июля. Порядок вещей-1
I am
vazart
Со времен младых пубертатных прыщей
Я постичь пытался порядок вещей,
До вопросов вечных будучи падок,
И прочтя три шкафа ученых книг,
Я порядок тот наконец постиг –
Бардаком именуется тот порядок.

В нем, я понял, основа наша еси,
Вечно бысть ему на святой Руси,
Так Господь заповедал во время оно,
И хотя бессчетно минуло лет,
Но храним мы в памяти тот завет,
Основного статус придав закона.

В те же лета седые некий ведун
За грехи на сограждан наслал Бодун,
Он египетской казни будет покруче,
С той поры трясет народ по утрам,
Что причиной является многих драм,
Но и движущей силой весьма могучей.

И давно бы державы погнулась ось,
Не случися тут богатырь Авось,
Со своей былинною парадигмой,
С ним напасть не страсть, он не даст пропасть,
Он скорее нас, чем любая власть,
На участок вытянет проходимый.

В наших генах с монголом сплелася чудь,
Паровоз наш выходит на третий путь,
Триединство это тому порука,
Нам уж коли попала под хвост шлея,
То любая вывезет колея,
Что б под шнобель бы там не бубнила себе наука.


28 июля 2006 года, Игорь Иртеньев, «Триединая Русь», Газета.Ру.


___________________________________________________

Чем дальше шёл, тем дальше шёл во тьму,
 мой каждый шаг граничил с окаянством,
 но вдруг свеча взлетела на ветру
 и очертила циркулем пространство.

 И так меня встревожил этот свет,
 что сократив века и расстоянья,
 я принимал движение планет
 и приближался к сути мирозданья.


28 июля 2006 года, Юрий Воротнин.

___________________________________________

Качнется плоть испуганной волной:
он шевельнулся в материнских водах,
толкнулся вдруг под любящей рукой,
жилец округлой замкнутой природы.

Вот так и мы во власти бытия,
прошитого безумными ветрами,
живем под плотью снега и дождя,
хранимые незримыми руками.


28 июля 2008 года, Сергей Пагын

Говорящему – нету резона
говорить, головы не беречь.
Но, как в обморок «Тихого Дона»
снова падаю в русскую речь.

В тонких шлейфах полуденной пыли
Калитва, а за ней бунчуки.
Тут коней мои предки поили,
вытирали о гривы клинки.

Вдруг подумаешь – памятен я ли
старику с головою седой?
Тут прошли мои предки с боями,
для кого-то последней бедой.

Сколь железных сапог износили!
Мох курили и ели кору.
Я родился и вырос в России,
и, Господь даст, в России умру.

Эту землю мы ели и пели,
в эту землю ложились костьми,
и полить её кровью успели,
и удобрить своими детьми.

Что ж теперь безтолково виниться,
если мысли уснуть не дают,
как горят её рожь да пшеница,
кони скачут, и девки поют?


28 июля 2011 года,
Алексей Ивантер

Живу себе в уютном домике
На склоне лет
И мало смыслю в экономике,
Простой поэт.

Но в жизнь мою она вторгается,
Стучит в окно,
И от беды, что надвигается,
В глазах темно.

Куда-то в бездну рубль падает
День ото дня.
Кого-то, может, это радует,
Но не меня.

Чтоб трудовые сбережения
Свои спасти,
Какие предпринять движения?
Куда нести?

Не в силах я, объятый думою,
Ни встать, ни лечь,
Кого бы этой скромной суммою
Я мог привлечь?

В меня б вложили инвестицию,
Рублей бы сто, —
Уж я взлетел бы в небо птицею!
Да только кто?


28 июля 2012 года, «Инфляционная элегия»,
Игорь Иртеньев, Газета.Ру