?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
31 июля. Безотчетные порывы-2
I am
vazart
Наверно так... - На мертвую планету
Сойдет пилот усталый с корабля.
В планшете текст: "Разумной жизни нету.
Давным-давно. Название - Земля"...

Исследуя нутро приборов странных
Почти готовых обратиться в прах,
Стихи найдет он в древней базе данных
На позабытых богом серверах.
Вернувшись на корабль, в шкафу на полку
Положит бластер, флэшку и скафандр,
И робот-врач набьет ему наколку
Со знаком твердым - Пушкинъ Александръ...

Я точно знаю как это бывает.
Я сам в одной из солнечных систем
Себя в метро, на улице, в трамвае
Частенько ощущаю "нашим всем".


31 июля 2011, «Стишок про космос и поэтов»,
Чен Ким



Насыщение легких кислородом
у меня проходит на природе.
Кто я? Что я? И откуда родом -
здесь не важно...
При любой погоде,
в плавке солнца,
или в ковке стужи -
становлюсь прозрачным, невесомым...
И такой я - никому не нужен.
Разве что каким полночным совам.
Мудрые - они меня заметят,
разглядят своим бессонным оком.
Хорошо, что можно жить на свете
и без них -
свободным, одиноким.
На фига мне эти перестарки,
и на кой мне сталкивать их лбами.
Я отправлюсь к Пашкину Захарке
пообщаться с белыми грибами.
Пусть теперь в Анталье плачут турки -
я послал их отдых образцовый.
То ли дело пешая прогулка
в золотой глуши лесов сосновых,
где, как потаенные полки,
встали в караул боровики.

Ура, ребята русскому народу,
Могучему, как песня, кислороду!

Могучему, как песня, кислороду,
питающему русскую природу!



31 июля 2011 года,
Александр Александрович Логинов.

И задаю себе я снова
Животрепещущий вопрос:
Готов ли за свободу слова
Ты к полной гибели всерьез?


Хотя бы даже и частичной,
Что не намного здоровей,
Зато твоей, сугубо личной,
Одной-единственной твоей.


Тебе оно, подумай, надо –
На предпоследнем склоне лет
Лезть, как Гаврош, на баррикаду
В борьбе за вольный Интернет?


Готов на форуме рубаху
Под ником сколь угодно рвать,
Но не готов я лечь на плаху,
Ведь это все же не кровать.


На ней мне неуютно как-то
И некомфортно как-то мне.
Для героического акта,
Боюсь, созрел я не вполне.


Он благороден, но бесплоден,
А я, как истый демократ,
Внутри себя и так свободен,
И это мне важней стократ.


Чтоб чувство ощутить свободы,
Мне каждый раз после еды
Двух с половиной ложек соды
Хватает на стакан воды.


31 июля 2010 года, «Не готов», Игорь Иртеньев, Газета.Ру

В литературном прейскуранте
Я занесен на скорбный лист:
«Нельзя, мол, отказать в таланте,
Но безнадежный пессимист».

Ярлык пришит. Как для дантиста
Все рты полны гнилых зубов,
Так для поэта-пессимиста
Земля — коллекция гробов.

Конечно, это свойство взоров!
Ужели мир так впал в разврат,
Что нет натуры для узоров
Оптимистических кантат?

Вот редкий подвиг героизма,
Вот редкий умный господин.
Здесь — брак, исполненный лиризма,
Там — мирный праздник именин...

Но почему-то темы эти
У всех сатириков в тени,
И все сатирики на свете
Лишь ловят минусы одни.

Вновь с «безнадежным пессимизмом»
Я задаю себе вопрос:
Они ль страдали дальтонизмом
Иль мир бурьяном зла зарос?
 
Ужель из дикого желанья
Лежать ничком и землю грызть
Я исказил все очертанья,
Лишь в краску тьмы макая кисть?

Я в мир, как все, явился голый
И шел за радостью, как все...
Кто спеленал мой дух веселый —
Я сам? Иль ведьма в колесе?

О Мефистофель, как обидно,
Что нет статистики такой,
Чтоб даже толстым стало видно,
Как много рухляди людской!

Тогда, объяв века страданья,
Не говорили бы порой,
Что пессимизм как заиканье
Иль как душевный геморрой...

1911, Саша Черный, «В пространство» (другое название – «Бурьян»),
Опубликовано 31 июля 1911 года.