?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
13 августа. Лирика войн-2, или
I am
vazart
памяти дружбы народов.


Кукурузные поля
Юго-Осетинские,
Кукурузные поля
Не окинет взгляд.

Кукурузные поля
Взрывы мин да выстрелы,
Кукурузные поля
Много тайн хранят.

Вышел в поле прапорщик,
Поглядел кругом,
А вдали пожар трещит,
Дым встает столбом.

Присмотрелся прапорщик,
Справа за холмом
Осетинский факельщик
Жжет грузинский дом.

Лижет балки огонек
Словно шампуры,
И Макаров свой извлек
Он из кобуры.

Крикнул: «Эй, контуженный!
Брось-ка головню,
По тебе оружие
Щас я применю».

И ответил осетин:
«Пусть горит как стог
Дом, где мой погибший сын
Кровию истек.

Глаз за глаз, а зуб за зуб
Мщу я подлецу,
Что подбросил сына труп
Под окно к отцу.

Поутру я встал с перин,
Вышел на порог,
У ворот лежал мой сын
Без обеих ног.

Из-за гор вставал рассвет,
Бился в горле ком,
И привел кровавый след
Меня в этот дом.

Мне не нужно их ковров,
Я не мародер,
Но где сын мой пролил кровь
Пусть горит костер».

«У меня своя печаль,
Я навек один»,-
Им хозяин отвечал
Пожилой грузин.

«Жду свою я очередь
Уходить во тьму,
Без любимой дочери
Жизнь мне ни к чему.

Не хочу я старица,
Жги, сосед, дотла.
Ах, была красавица,
Умница была….

У крыльца по вечерам
Милого ждала,
К ней ходил твой сын Сослан
С вашего села.

Пусть на каждой из высот
Выставлен кордон,
Но к любимой путь найдет
Тот, кто сам влюблен.

Через скалы средь камней
Путь его полег,
Подарил на палец ей
Тонкий перстенек.

Чтобы друга помнила,
Чтоб была верна,
Как вершины горные
На все времена.

Чтоб любовь не прятала
Своей красоты.
Все война проклятая
Виновата ты.

Не забудет сердце,
Как меня и дочь
Злые ополченцы
Выгоняли прочь.

Прижав ствол к затылку
Отняли у нас
Золотую вилку,
Финский унитаз.

Вдруг раздалось «Стой баран»,
Помощь к нам пришла,
Защитил наш дом Сослан
С ближнего села.

Без оружия, один,
Без бронежилет
Он всегда у осетин
Был авторитет.

Он их командира
Долго тряс за грудь,
Обозвал мудилой,
Все велел вернуть.

Не награбив ничего,
Банда отошла.
Моя дочка твоего
Сына обняла.

Где нейтральная земля
Меж враждебных сел,
В кукурузные поля
Он ее увел.

От обиды от своей
Еще не остыв,
Я услышал из полей
Отдаленный взрыв.

И когда я добежал
Через поле к ним,
Над воронкою витал
Только едкий дым.

Кто тянул растяжки нить
Черною рукой,
Нечего похоронить
У воронки той.

На краю блестел один
Тонкий перстенек,
Чуть вдали лежал твой сын
Без обеих ног.

Спотыкаясь, через мглу
Из последних сил
К осетинскому селу
Труп я притащил.

Разбудить его отца
Не хватило сил,
Положил возле крыльца
И перекрестил…

Мне уж ничего не жаль,
Некуда идти….»
Тут хозяина прижал
Осетин к груди.

Вынул прапор фляжку
Подал старику,
Выпьем за всех павших
Чачи по глотку.

Фляга миротворца
Совершила круг,
Побратались горцы.
В это время вдруг

Рухнули стропила,
Внутрь сложился дом,
Всех троих накрыло
Огненным чехлом.

Вот какими ужасами
Проверяет нас
На наличие мужества
Северный Кавказ.

Турбазы профсоюзные
Раньше были тут
Стебли кукурузные
Всех нас отпоют.


13 августа 2009, "Памяти дружбы народов",
Всеволод Емелин.




Хлеб да сало, братец, хлеб да сало –
застегнув на многое глаза
мы с тобой такую снимем залу –
посветлей казённых здешних зал,
мы с тобой в такую сядем ложу,
глядя, как навылет, по уму
пуля перекрестит лоб да ложку
(едоков достойных потому
нет у революций – угорели,
но зато хватает поваров)
раньше, чем заезжий Макаревич
допоёт про новый поворот.


13 августа 2014, Михаил Свищёв