?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
20 августа. В круговороте
I am
vazart
У вас бывает? У меня бывает -
живешь живешь а жись не убывает,
а только прибывает как вода
в пруду весною. Правда иногда
бывают сложности. Когда уж через край
как долбанёт... И старенький сарай,
штакетник ветхий, грядки с огурцами
смывает полностью, практически с концами...
И снова строить с чистого листа -
Сарай, штакетник, грядки... красота!


20 августа 2007 года, «Круговорот», Чен Ким



Оглохнув от тишины, ослепнув от света,
Старуха, чьи дни сочтены, прощается с летом.
Судьба о двух головах сложилась валетом, —

То ангел подымет крыло, то черт — свои рожки…
Крапивой былье поросло в сгоревшей сторожке.
На грядке одна ботва, под ней — ни картошки.

— Проснись, — говорю, — очнись, встряхни свои кости, —
Сторожка цела, как жизнь, стихи — твои гости
Пьют водку, картошку едят, гадают о росте

Цены биржевой на нефть и спроса на слово,
Поправшего смерть. Судьба же — впрямь двухголова, —
Никак не отцепит мертвого от живого.


20 августа 2005. Инна Лиснянская.



Я всё хочу запечатлеть
в звенящем слове;
гусей отлёт,берёзы ветвь
и запах крови.

Хочу построить мир из рифм
на память людям.
Пусть невесом он и незрим
средь серых буден.

Но чья-то сирая душа
найдёт однажды
в каракулях карандаша
ручей от жажды,

от скуки-светлую строку,
от страха-силу.
И скажет доброму стиху:
-СПАСИБО!


20 августа 2013 года,
Ананьев Вячеслав.


С воронкою водоворота
Сравнима звёздная спираль, -
Всепоглощающая нота,
Неиссякаемый грааль -
Укроет чашей водяною,
Смешает краски, растворит
Кораблик, что приснился Ною
И песнопения харит -
Земные мифы и рассветы,
Все отраженья, все огни,
Что проскочили мимо Леты,
Как незамеченные дни...

Но там, где пламя дышит тёмно,
Где жар почти неразрушим, -
Нет чудищ - зевно и огромно,
Не возникает Третий Рим -
Настолько всё неповторимо,
Насколько смерть сродни костру,
И боль поверхностна и мнима,
И снова встретимся к утру...


20 августа 2015 года, «Спираль», Илья Будницкий budnitsky



* * *

Вздохи человека-неумехи,
свист и шелест, радиопомехи,
телемухи, интернетомхи,
всё, что пробивает на хи-хи,
лезет беззастенчиво в стихи.

Вот стою во мху я по колено,
как Царь-Пушкин. Кабы не Елена, –
так и жил бы по хи-хи во мху,
как це-це укушен... А ху-ху
не хо-хо? Под мухой наверху

от меня торчит одна восьмая
айсберга, грозы в начале мая
и умом России не ку-ку,
с томогавком сидя на суку
деловаром в масть Чингачгукý.

остальные семь восьмых сокрыты,
там дум-дум разбитое корыто,
чуйка, неподвластная уму –
не «что-где-когда», а «почему?!!» –
и Герасим со своим му-му,

там что ни берёзка, то осина,
там бубнит одна восьмая сыну:
– Телемах, не слушай телемух,
что не дышит там, где хочет, дух
и что брату Каин не пастух.

Вот мой лук и вот весло-лопата,
вот стило и дщица, как когда-то.
Если тщиться, прикусив губу,
можно прописать себе судьбу –
и тащиться с нею на горбу.

Выйдя из сияющей долины,
в тёмный лес войдя до половины,
как и я, у жизни на краю
ты, очнувшись, скажешь: – Мать твою!
Где ж я брёл, в аду или в раю?!

Эти мхи, стихи, глухие чащи,
обходить бы стороной почаще,
да теперь уж поздно, семь восьмых
позади. Сложить последний стих –
и во мхи болотные – бултых! –

по седьмое гиблое колено –
суть по горло. Не уйти из плена.

–- Пушкин, где ты?!
– Туточки, во мху
по колено….

Только наверху
почему-то ноги джентльмена.



20.08.2015, Москва. Владимир Строчков, strochkov "Бриологическое".