?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
25 августа. В тени любви
I am
vazart
по стихам текущего века.

Сухо и солнечно в нынешнем августе
Кисти рябины от солнечной сладости
Алым огнём налились.
Белым наливом и жёлтой поганкою
Пахнет земля. И атласной изнанкою
Кажется внешняя жизнь.


Движется жизнь, окликаема птицами,
Бабки толкают коляски с младенцами,
Тачку толкает узбек.
Вспомни Ташкента чинары зелёные,
Годы и лица не перемещённые
В непредсказуемый век.


25 августа 2007, Инна Лиснянская.


Свет падает ей на лицо,
И я понимаю:  монашка.
Живёт среди нас, подлецов,
И нас не боится, бедняжка.

В своей непорочной красе
Не видит, живя в нашей яме,
Что мы здесь пропащие все
И нечего делать ей с нами.

Молитвой встречает восход,
Смеясь, пробегает вдоль сада.
Ведь кто их, монашек, поймёт,
Чего им действительно надо.

Но в миг очарованный сей
Мне хочется с грубым упрёком
Сказать ей: «Ступай-ка отсель,
А то пришибут ненароком.
Крутое судьбы колесо
Пройдётся по хрупкой породе».

Свет падает ей на лицо
И больше с лица не уходит.
И птицы щебечут с ветвей,
Приветствуя праздненство света.
И миг очарованный сей,
И сад очарованный этот…


25 августа 2013 года, «Монашка»,
Чепурных Евгений Петрович


В тени любви – лишь жалость да печаль,
скрипящий дом и долгие заботы,
и прошлое, в котором смотришь вдаль
и ждёшь отца, идущего с работы.

Как жимолостью пахнет у столба,
и креозотом, и травой сухою!
И грезишь ты, пока коснётся лба
рукой отец, склонившись над тобою.

Из всех небес, подаренных тебе,
и безвозмездно отданного света
ты вынесешь, прилипшую к губе,
крупинку воска на исходе лета.

В неё впечатан будущий твой день,
когда назло печалям и тревогам
взметнется вдруг прижизненная тень
и станет ослепительным потоком.


25 августа 2014, Сергей Пагын


Не веруй в злато, сказочный Кощей,
и не забудь в своем азарте рьяном
про факультет ненужнейших вещей,
в котором ты работаешь деканом.
Там старый велик, тихий плеск весла;
от дедушки - смесь русского да идиш...
Смотри, что отражают зеркала:
неужто то, каким себя ты видишь?
И связь времен не рвется ни на миг
согласно философскому догмату.
Вот груда: со стишками черновик
и порванный конспект по сопромату.
А дальше - больше. Связка мулине
(зачем?) и писем, памятных до дрожи,
рисунки сына (явно не Монэ)
и аттестат (на инглише, его же).
От вздоха, от тоски не откажись:
в любом пути есть время для антрактов...
Ведь что такое прожитая жизнь,
коль не набор бесценных артефактов?

От памяти почти навеселе,
вернись к себе, туда, где сопроматов
и писем нет. Лишь кофе на столе,
где рядом - Чехов, Кафка и Довлатов,
где в том углу, в котором гуще темь,
где воздух вязкой грустью изрубцован -
в нехитрой черной рамке пять на семь
на стенке фотография отцова.

25 августа 2015, «Факультет», Александр Габриэль, Alex Gabriel

***

Как будто кто нарушил зрение
одним движеньем светлых рук -
простых вещей преображение
мне всё мерещится вокруг.


Вот груша жёлтая и в крапинку
в ладони дрогнула, светясь.
Блестит бронзовка - словно запонка
в траве отцовская нашлась.


И детство сладкое и длинное
лениво возникает тут,
пока булавка стрекозиная
скрепляет облако и пруд.

25 августа 2016, Сергей Пагын