Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

Прощанье августа

Прощанье августа – а заодно и лета —
Неторопливая и милая пора;
Весь день еще тепло, весь день земля пригрета,
Но не по летнему прохладны вечера.

Оранжевой листвой усыпаны дорожки
И запах тления сильнее с каждым днем,
Газон помят детьми, их маленькие ножки
Нечеткие следы оставили на нем.

Покинутый балкон затянут паутиной
И с шатких ступеней листы не сметены,
И серебристый шар торчавший над куртиной
Куда-то унесен до будущей весны.

Как будто в полусне безмолвствует природа,
Покой и тишина под просинью густой,
И в сердце тишина, в такое время года
Ему не по пути с шумливой суетой.


1917 года. 2 мая. Вторник. Москва. Николай Минаев.



ОСЕННИЙ ВЕНОК

*
Нет молодости. Лета нет и юга.
Смешно: я осмотреться не успел,
А три тепла уплыли за предел,
За дымную черту земного круга.

Проходит август в тишине полян,
И – знак того, что недалеко вьюга, –
Искрится в высоте Альдебаран.

*
Искрится в высоте Альдебаран,
Рубин, весь налитой багрянцем страстным.
Зовет взлететь к нему порывом властным.
Но где болид? Ядро? Аэроплан?

Но что болтать? И вижу сквозь туман –
Ко мне склонилась ты лицом неясным.
Не знаю как, но я тобою пьян.

*
Не знаю как, но я тобою пьян.
Я не хотел такой внезапной чары.
Достаточно меня гнели удары;
Довольно вывихов, довольно ран.

На мне давно запаяна кольчуга.
Но ты... И вновь я болью обуян,
Еще чужая, поздняя подруга.

*
Еще чужая, поздняя подруга,
Осенняя последняя любовь...
О, пережить с тобою, вспомнить вновь
Норд-оста песнь, полынный запах луга.

Но я не тот. Теперь бы я не мог
Тебя позвать под парус, вздутый туго, –
Что дам тебе моей любви в залог?

*
Что дам тебе моей любви в залог?
Чем я означу бледное томленье?
В нем для тебя лишь боль, не упоенье:
Так начертал нам августовский Бог.

Что запаять в твоем кольце упруго?
В крутой металл какой бы камень влег?
Рубин? О нет. Не он символ недуга.

*
Рубин? О нет. Не он символ недуга.
Рубин ты знала в страсти молодой.
В нем дней весенних клокотал прибой,
Как Бахова властительная фуга.

Какой прибой? В порту мы. Жидкий грог
Нам руки жжет, и вот – сквозь дрожь испуга
Жемчужина, пузырчатый ожог.

*
Жемчужина, пузырчатый ожог:
В нее бескровный дождь осенний пролит,
В ней влажный жар тревожит и неволит:
Боль тех, кто заблудился без дорог.

Ах, если бы: Крым, ураган, фелюга...
Но ты прости: я дал тебе, что мог, –
Нет молодости, лета нет и юга.

*
Нет молодости. Лета нет и юга.
Искрится в высоте Альдебаран.
Не знаю как, но я тобою пьян,
Еще чужая, поздняя подруга.

Что дам тебе моей любви в залог?
Рубин? О нет. Не он символ недуга, –
Жемчужина, пузырчатый ожог.


Август 1922, Георгий Шенгели.



Осень
Приземляется
Без парашюта,
Ходит без тросточки,
Любит рассеянно,
Ненавидит целенаправленно.
И вообще –
Женщина  сурьёзная.
Она
Никогда не ошибается адресом.
Хотя
(как всякая женщина)
Порой запаздывает.
И слава Богу.
А то уж думал: не человек.
Она курит табак
Из желтых яблочных листьев
И не кашляет.
Каково, а?


31 августа 2014 года, «31 августа»,
Чепурных Евгений Петрович
Tags: 1917, 1922, 20 век, 2014, 21 век, Георгий Шенгели, Евгений Чепурных, Николай Минаев, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments