?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
Прощанье августа
I am
vazart
Прощанье августа – а заодно и лета —
Неторопливая и милая пора;
Весь день еще тепло, весь день земля пригрета,
Но не по летнему прохладны вечера.

Оранжевой листвой усыпаны дорожки
И запах тления сильнее с каждым днем,
Газон помят детьми, их маленькие ножки
Нечеткие следы оставили на нем.

Покинутый балкон затянут паутиной
И с шатких ступеней листы не сметены,
И серебристый шар торчавший над куртиной
Куда-то унесен до будущей весны.

Как будто в полусне безмолвствует природа,
Покой и тишина под просинью густой,
И в сердце тишина, в такое время года
Ему не по пути с шумливой суетой.


1917 года. 2 мая. Вторник. Москва. Николай Минаев.



ОСЕННИЙ ВЕНОК

*
Нет молодости. Лета нет и юга.
Смешно: я осмотреться не успел,
А три тепла уплыли за предел,
За дымную черту земного круга.

Проходит август в тишине полян,
И – знак того, что недалеко вьюга, –
Искрится в высоте Альдебаран.

*
Искрится в высоте Альдебаран,
Рубин, весь налитой багрянцем страстным.
Зовет взлететь к нему порывом властным.
Но где болид? Ядро? Аэроплан?

Но что болтать? И вижу сквозь туман –
Ко мне склонилась ты лицом неясным.
Не знаю как, но я тобою пьян.

*
Не знаю как, но я тобою пьян.
Я не хотел такой внезапной чары.
Достаточно меня гнели удары;
Довольно вывихов, довольно ран.

На мне давно запаяна кольчуга.
Но ты... И вновь я болью обуян,
Еще чужая, поздняя подруга.

*
Еще чужая, поздняя подруга,
Осенняя последняя любовь...
О, пережить с тобою, вспомнить вновь
Норд-оста песнь, полынный запах луга.

Но я не тот. Теперь бы я не мог
Тебя позвать под парус, вздутый туго, –
Что дам тебе моей любви в залог?

*
Что дам тебе моей любви в залог?
Чем я означу бледное томленье?
В нем для тебя лишь боль, не упоенье:
Так начертал нам августовский Бог.

Что запаять в твоем кольце упруго?
В крутой металл какой бы камень влег?
Рубин? О нет. Не он символ недуга.

*
Рубин? О нет. Не он символ недуга.
Рубин ты знала в страсти молодой.
В нем дней весенних клокотал прибой,
Как Бахова властительная фуга.

Какой прибой? В порту мы. Жидкий грог
Нам руки жжет, и вот – сквозь дрожь испуга
Жемчужина, пузырчатый ожог.

*
Жемчужина, пузырчатый ожог:
В нее бескровный дождь осенний пролит,
В ней влажный жар тревожит и неволит:
Боль тех, кто заблудился без дорог.

Ах, если бы: Крым, ураган, фелюга...
Но ты прости: я дал тебе, что мог, –
Нет молодости, лета нет и юга.

*
Нет молодости. Лета нет и юга.
Искрится в высоте Альдебаран.
Не знаю как, но я тобою пьян,
Еще чужая, поздняя подруга.

Что дам тебе моей любви в залог?
Рубин? О нет. Не он символ недуга, –
Жемчужина, пузырчатый ожог.


Август 1922, Георгий Шенгели.



Осень
Приземляется
Без парашюта,
Ходит без тросточки,
Любит рассеянно,
Ненавидит целенаправленно.
И вообще –
Женщина  сурьёзная.
Она
Никогда не ошибается адресом.
Хотя
(как всякая женщина)
Порой запаздывает.
И слава Богу.
А то уж думал: не человек.
Она курит табак
Из желтых яблочных листьев
И не кашляет.
Каково, а?


31 августа 2014 года, «31 августа»,
Чепурных Евгений Петрович