?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
6 сентября. Незабытые следы
I am
vazart
                       Опять знакомый дом...
Огарев.

Могильная плита, железная доска,
В густой траве врастающая в землю,-
И мне печаль могил понятна и близка,
И я родным преданьям внемлю.
И я "люблю людей, которых больше нет",
Любовью всепрощающей, сыновней.
Последний их побег, я не забыл их след
Под старой, обветшалою часовней.
Я молодым себя, в своем простом быту,
На бедном их погосте вспоминаю.
Последний их побег, под эту же плиту
Приду я лечь - и тихо лягу - с краю.


6.IX.1913, "Могильная плита", Иван Бунин


Я вышел в ночь - узнать, понять
Далекий шорох, близкий ропот,
Несуществующих принять,
Поверить в мнимый конский топот.

Дорога, под луной бела,
Казалось, полнилась шагами.
Там только чья-то тень брела
И опустилась за холмами.

И слушал я - и услыхал:
Среди дрожащих лунных пятен
Далёко, звонко конь скакал,
И легкий посвист был понятен.

Но здесь, и дальше - ровный звук,
И сердце медленно боролось,
О, как понять, откуда стук,
Откуда будет слышен голос?

И вот, слышнее звон копыт,
И белый конь ко мне несется...
И стало ясно, кто молчит
И на пустом седле смеется.

Я вышел в ночь - узнать, понять
Далекий шорох, близкий ропот,
Несуществующих принять,
Поверить в мнимый конский топот.


6 сентября 1902, С.-Петербург. Александр Блок
.


Из-под нахмуренных бровей
Дом — будто юности моей
День, будто молодость моя
Меня встречает: — Здравствуй, я!

Так самочувственно-знаком
Лоб, прячущийся под плащом
Плюща, срастающийся с ним,
Смущающийся быть большим.

Недаром я — грузи! вези! —
В непросыхающей грязи
Мне предоставленных трущоб
Фронтоном чувствовала лоб.
Аполлонический подъём
Музейного фронтона — лбом

Своим. От улицы вдали
Я за стихами кончу дни —
Как за ветвями бузины.

Глаза — без всякого тепла:
То зелень старого стекла,
Сто лет глядящегося в сад,
Пустующий — сто пятьдесят.

Стекла, дремучего, как сон,
Окна, единственный закон
Которого: гостей не ждать,
Прохожего не отражать.

Не сдавшиеся злобе дня
Глаза, оставшиеся — да! —
Зерца́лами самих себя.

Из-под нахмуренных бровей —
О, зелень юности моей!
Та — риз моих, та — бус моих,
Та — глаз моих, та — слёз моих…

Меж обступающих громад —
Дом — пережиток, дом — магнат,
Скрывающийся между лип.
Девический дагерротип

Души моей…


6 сентября 1931, «Дом», Марина Цветаева.



Вчера, в воскресный день, который пах и цвёл,
Который цвёл и пах как юная жена,
Стареющий орёл
Ко мне домой зашёл
С коробкою  конфет, с бутылкою вина.

Он был хвастлив, но строг, наивен, да умён.
Он, сгорбившись, сидел на стуле пред окном
И говорил: « Я стар.
Я стар со всех сторон.
Поэтому –плевать – давай с тобой споём».

Мы пели «Ямщика», глядели в небеса,
Так стройно и легко звучали голоса.
И тихо плакал он,
Закрыв как два ларца,
С жемчужною слезой орлиные глаза.

Метались облака в прицеле двух сердец.
Рванулся лёгкий дым и, покружив, уплыл.
И показалось мне,
Что это мой отец.
Да, показалось мне. А это он и был.


6 сентября 2013 года, «Воскресенье»,
Чепурных Евгений Петрович