Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

6 сентября. Незабытые следы

                       Опять знакомый дом...
Огарев.

Могильная плита, железная доска,
В густой траве врастающая в землю,-
И мне печаль могил понятна и близка,
И я родным преданьям внемлю.
И я "люблю людей, которых больше нет",
Любовью всепрощающей, сыновней.
Последний их побег, я не забыл их след
Под старой, обветшалою часовней.
Я молодым себя, в своем простом быту,
На бедном их погосте вспоминаю.
Последний их побег, под эту же плиту
Приду я лечь - и тихо лягу - с краю.


6.IX.1913, "Могильная плита", Иван Бунин


Я вышел в ночь - узнать, понять
Далекий шорох, близкий ропот,
Несуществующих принять,
Поверить в мнимый конский топот.

Дорога, под луной бела,
Казалось, полнилась шагами.
Там только чья-то тень брела
И опустилась за холмами.

И слушал я - и услыхал:
Среди дрожащих лунных пятен
Далёко, звонко конь скакал,
И легкий посвист был понятен.

Но здесь, и дальше - ровный звук,
И сердце медленно боролось,
О, как понять, откуда стук,
Откуда будет слышен голос?

И вот, слышнее звон копыт,
И белый конь ко мне несется...
И стало ясно, кто молчит
И на пустом седле смеется.

Я вышел в ночь - узнать, понять
Далекий шорох, близкий ропот,
Несуществующих принять,
Поверить в мнимый конский топот.


6 сентября 1902, С.-Петербург. Александр Блок
.


Из-под нахмуренных бровей
Дом — будто юности моей
День, будто молодость моя
Меня встречает: — Здравствуй, я!

Так самочувственно-знаком
Лоб, прячущийся под плащом
Плюща, срастающийся с ним,
Смущающийся быть большим.

Недаром я — грузи! вези! —
В непросыхающей грязи
Мне предоставленных трущоб
Фронтоном чувствовала лоб.
Аполлонический подъём
Музейного фронтона — лбом

Своим. От улицы вдали
Я за стихами кончу дни —
Как за ветвями бузины.

Глаза — без всякого тепла:
То зелень старого стекла,
Сто лет глядящегося в сад,
Пустующий — сто пятьдесят.

Стекла, дремучего, как сон,
Окна, единственный закон
Которого: гостей не ждать,
Прохожего не отражать.

Не сдавшиеся злобе дня
Глаза, оставшиеся — да! —
Зерца́лами самих себя.

Из-под нахмуренных бровей —
О, зелень юности моей!
Та — риз моих, та — бус моих,
Та — глаз моих, та — слёз моих…

Меж обступающих громад —
Дом — пережиток, дом — магнат,
Скрывающийся между лип.
Девический дагерротип

Души моей…


6 сентября 1931, «Дом», Марина Цветаева.



Вчера, в воскресный день, который пах и цвёл,
Который цвёл и пах как юная жена,
Стареющий орёл
Ко мне домой зашёл
С коробкою  конфет, с бутылкою вина.

Он был хвастлив, но строг, наивен, да умён.
Он, сгорбившись, сидел на стуле пред окном
И говорил: « Я стар.
Я стар со всех сторон.
Поэтому –плевать – давай с тобой споём».

Мы пели «Ямщика», глядели в небеса,
Так стройно и легко звучали голоса.
И тихо плакал он,
Закрыв как два ларца,
С жемчужною слезой орлиные глаза.

Метались облака в прицеле двух сердец.
Рванулся лёгкий дым и, покружив, уплыл.
И показалось мне,
Что это мой отец.
Да, показалось мне. А это он и был.


6 сентября 2013 года, «Воскресенье»,
Чепурных Евгений Петрович
Tags: 1902, 1931, 20 век, 2013, 21 век, 6, 6 сентября, Евгений Чепурных, Марина Цветаева, классика, сентябрь, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments