?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
7 сентября. Солнце бессонных. С грустью
I am
vazart
по стихам текущего века.

И сидя на месте, не нахожу себе места.
Пурпур и золото — царственно и скандально
На фоне мокрого неба цвета асбеста.
Кто говорит, что обратно пропорционально
Время пространству, того не срывало с насеста,

Того не несло, как с этих деревьев лохмотья.
Время летит, но разве листок не время,
Хоть и летит не по своей охоте?
Да и моя обувка разве не стремя,
В особенности при головной ломоте.

Голову ломит от мыслей, что надо вскоре
Свидетельство предъявлять о твоей кончине
И прилагать к нему в нотариальной конторе
Множество справок. Словно бы смерть твоя ныне
Мероприятие некое, а не горе.

Снова бреду я к могиле с охапкою клена,
Чтобы на черный гранит положить тебе пурпур.
Голову ломит и давит асбест небосклона.
Громко орет ворона в картавый свой рупор
Что-то про вечный сон. А вечность бессонна.



7 сентября 2003, Инна Лиснянская.



На небесах, как чёрные знамёна,
повисли тучи в пасмурной тоске.
Кричит сорока в мокром сосняке,
кружась над лесом, каркают вороны.

Покой и тишь на вспаханных полях.
Молчит земля, раздавленная плугом.
Висит туман над потемневшим лугом
и влажно оседает на стогах.

Осенний день короток, сер и глух.
В деревне не слыхать людского смеха.
Один лишь, видно осень - не помеха
в своей избе блаженствует пастух.

И ветер счастлив. Радуется он,
что погасил последних листьев пламя.
Покачиваясь, низко над домами
плывут лохмотья пасмурных знамён...


7 сентября 2003 года, «Осеннее-6», Александр Росков,
Roscov


Тревожную горечь вдыхают подросшие лоси,
И заяц без прежней боязни выходит к шоссе.
Печальные сумерки, молча глядящие в осень.
Чего я боюсь? Да того же, что, в общем, и все.
Свобода? Нас ветер, как листьев, лишает иллюзий,
Легко разметав наш игрушечный летний уют,
Свои бриллианты рассыпала бедная Люси,
Теперь их, конечно, небесные куры склюют.
Так что нам теперь? Накидало нам время вопросов.
Кого же спросить? Ни ответчика нет, ни истца,
Но есть приговор, и его равнодушная осень
Подпишет, небрежно смахнув паутинку с лица.


7 сентября 2009 года, «Lucy»,
Татьяна Комиссарова

Рядом дышат Исида и Воден,
И бегут, как круги, торгаши.
А стихи все равно не выходят
Из приюта уснувшей души.

Хоть меняй на пижаму отвагу,
Хоть на мертвой царевне женись! –
Не выходят стихи на бумагу,
На кресте улыбается жизнь.

Я валяюсь у черного пруда,
Воет пес на луну у виска.
Но не знают собаки откуда
К нам приходит собачья тоска.

Может быть, это все понарошку…
Ах, собака шакальих кровей,
Разорви эту черную кошку
Самой черной печали моей.

Стынет лодка на отмели грусти,
Смотрят звезды из облачных вежд…
Не выходят стихи, словно грузди
Из листвы отгоревших надежд.


7 сентября 2012 года, «Усталость»
, Михаил Анищенко-Шелехметский

Сжимала осень тёмные кварталы
В своих холодно-призрачных руках.
И фонарей огромные овалы
Болтались, словно луны на крюках.

Я брёл домой продрогший, одинокий.
По улице метался звук шагов:
Его ловили стены, водостоки,
Навстречу выползающих домов.

Войдя в тепло подъезда, снял перчатки
И в тусклом свете молча закурил —
Прозрачный дым клубился на площадке,
Соприкасаясь с жёсткостью перил.

Пронзив ключом замок закрытой двери,
Не разуваясь, в комнату прошёл.
Уют постылый в скромном интерьере
Варил мой быт, как дьявольский котёл.

Смотрел в окно на небо и на вечность,
На звёзды, что, как бусинки малы,
Сквозь гладкую стеклянную поверхность
Вмещающую в плоскости миры...

И не спеша, под мерное движенье
По циферблату стрелки часовой,
Вселенную в оконном отраженьи
Смешал с тетрадкой, тенью и собой.


7 сентября 2013 года, «Отражение», Олег Жучков,
Олег Геннадиевич

Я живу - доживаю за краем земли,
Где «Сапсан» не нарежет пространство ломтями,
Где не надо спешить и толкаться локтями,
Где упавшая ночь прошептала: «Замри!»

Петухи выкликают ненужный восход,
На реке невидимкой кричит пароход
И огни собирает на нитку,
Я тогда выхожу в предрассветную мглу,
Там от радости пёс мой похож на юлу,
И спасибо ему за попытку....
Потому что граница идёт у крыльца,
Где железная тьма не пропустит лица,
И сердца остановит и вынет.
Нет ни меры, ни веры у этой межи,
Там остывшее время меня сторожит
И стреляет в упор и навылет.

Но как только восход обнажает клинок,
И над миром звучит заклинание птичье,
Бесполезная темень меняет обличье
И сжимается жалобной тенью у ног.



7 сентября 2013, «Предрассветное2», Ян Бруштейн, yanb