?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
8 сентября. Демоны глухих годов
I am
vazart
8-го сентября 1838 года датирован сохранившийся автограф рукописи поэмы "Демон" (об этом в первом посте сегодняшнего дня). Мне кажется, что и в других стихах этого дня есть "демоническая" печать, тем сильней поставленная, чем дальше от "Демона". Убедитесь сами

В строчках "Гадающей невесте" демонического мало, если не считать портрета обольстителя.

У него прекрасные манеры,
Он не глуп, не беден и хорош,
Что гадать? ты влюблена без меры,
И судьбы своей ты не уйдешь.

Я могу сказать и без гаданья:
Если сердце есть в его груди -
Ждут тебя, быть может, испытанья,
Но и счастье будет впереди...

Не из тех ли только он бездушных,
Что в столице много встретишь ты,
Одному лишь голосу послушных -
Голосу тщеславной суеты?

Что гордятся ровностью пробора,
Щегольски обутою ногой,
Потеряв сознание позора
Жизни дикой, праздной и пустой?

Если так - плоха порука счастью!
Как бы чудно ты ни расцвела,
Ни умом, ни красотой, ни страстью
Не поправишь рокового зла.

Он твои пленительные взоры,
Нежность сердца, музыку речей -
Всё отдаст за плоские рессоры
И за пару кровных лошадей!


8 сентября, 1855, Николай Некрасов, «Гадающей невесте».

В любовном послании великого князя Константина Романова к своей будущей жене уж точно одни чистые помыслы, но, может быть, именно они и привлекли внимание демонических сил судьбы.

        Принцессе Елисавете Саксен-Альтенбургской

Взошла луна... Полуночь просияла,
И средь немой, волшебной тишины
Песнь соловья так сладко зазвучала,
С лазоревой пролившись вышины.
Ты полюбила,- я любим тобою,
Возможно мне, о друг, тебя любить!
И ныне песнью я зальюсь такою,
Какую ты могла лишь вдохновить.


8 сентября 1883, Стрельна, К.Р.

В творчестве Федора Сологуба светлые краски - редкость, почти беспросветная мрачность и стихах от 8 сентября 1897.

Забыты вино и веселье,
Оставлены латы и меч,-
Один он идет в подземелье,
Лампады не хочет зажечь.

И дверь заскрипела протяжно,-
В нее не входили давно.
За дверью и темно, и влажно,
Высоко и узко окно.

Глаза привыкают во мраке,-
И вот выступают сквозь мглу
Какие-то странные знаки
На сводах, стенах и полу.

Он долго глядит на сплетенье
Непонятых знаков и ждет,
Что взорам его просветленье
Всезрящая смерть принесет.


Жизнь автора следующего творения из списка "8 сентября", наоборот, была короткой, но очень яркой, и прямо удивляет, что первой публикацией поэта (ему было 16 лет) стали напечатанные в этот день 1902 года в газете "Тифлисский листок" строчки:

Я в лес бежал из городов,
В пустыню от людей бежал...
Теперь молиться я готов,
Рыдать, как прежде не рыдал.

Вот я один с самим собой...
Пора, пора мне отдохнуть:
Свет беспощадный, свет слепой
Мой выпил мозг, мне выжег грудь,

Я страшный грешник, я злодей:
Мне Бог бороться силы дал,
Любил я правду и людей;
Но растоптал свой идеал...

Я мог бороться, но, как раб,
Позорно струсив, отступил
И, говоря: "увы, я слаб!",
Свои стремленья задавил...

Я страшный грешник, я злодей...
Прости, Господь, прости меня,
Душе измученной моей
Прости, раскаянье ценя!..

Есть люди с пламенной душой,
Есть люди с жаждою добра,
Ты им вручи свой стяг святой,
Их манит, их влечет борьба.
Меня ж прости!..


Николай Гумилев, 1902, Тифлис.

И это уже было время высоких голосов, рожденных в глухие годы. В сегодняшней подборке первый голос из них - мужской

                3. Н. Гиппиус

Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы - дети страшных лет России -
Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы!
Безумья ль в вас, надежды ль весть?
От дней войны, от дней свободы -
Кровавый отсвет в лицах есть.

Есть немота - то гул набата
Заставил заградить уста.
В сердцах, восторженных когда-то,
Есть роковая пустота.

И пусть над нашим смертным ложем
Взовьется с криком воронье,-
Те, кто достойней, Боже, Боже,
Да узрят царствие твое!


8 сентября 1914, Александр Блок


Теперь две песни женским голосом. Первая - сопернице.

Соперница, а я к тебе приду
Когда-нибудь, такою ночью лунной,
Когда лягушки воют на пруду
И женщины от жалости безумны.

И, умиляясь на биенье век
И на ревнивые твои ресницы,
Скажу тебе, что я - не человек,
А только сон, который только снится.

И я скажу: - Утешь меня, утешь,
Мне кто-то в сердце забивает гвозди!
И я скажу тебе, что ветер - свеж,
Что горячи - над головою - звезды...


8 сентября 1916, Марина Цветаева


Вторая мне по душе намного больше, в ней про то, как побороть демонов.

Когда обидой — опилась
Душа разгневанная,
Когда семижды зареклась
Сражаться с демонами —

Не с теми, ливнями огней
В бездну нисхлёстнутыми:
С земными низостями дней.
С людскими косностями —

Деревья! К вам иду! Спастись
От рёва рыночного!
Вашими вымахами ввысь
Как сердце выдышано!

Дуб богоборческий! В бои
Всем корнем шествующий!
Ивы-провидицы мои!
Берёзы-девственницы!

Вяз — яростный Авессалом,
На пытке вздыбленная
Сосна — ты, уст моих псалом:
Горечь рябиновая…

К вам! В живоплещущую ртуть
Листвы — пусть рушащейся!
Впервые руки распахнуть!
Забросить рукописи!

Зелёных отсветов рои…
Как в руки — плещущие…
Простоволосые мои,
Мои трепещущие!


8 сентября 1922, Марина Цветаева.


Вот так: с "Демона" начали, с демонами закончили.